К чему приведет референдум в Иракском Курдистане?


В Иракском Курдистане прошел референдум о независимости. Согласно объявленным 27 сентября итогам референдума, 72 % из 8,4 млн. избирателей, имевших право принять участие в голосовании, воспользовались им. Из них 92,73 % проголосовали в пользу независимости Курдистана. Референдум проводился не только в курдской автономии, но и на спорных территориях, которые курды считают своими и которые смогли занять в ходе борьбы с «Исламским государством»*. Важно и то, что, получив контроль над этими территориями, курды сосредоточили в своих руках около трети запасов иракской нефти. Багдад результатов референдума не признал. Независимый Курдистан станет не только очередной пощечиной постколониальному устройству Ближнего Востока и новым сильным игроком на нефтяном рынке, но еще и региональным союзником Израиля, который поддерживают курдские стремления отделиться от Ирака вопреки всему остальному миру.

Кто такие курды?

От 30 до 40 миллионов курдов —  это четвертая по численности этническая группа на Ближнем Востоке.  После распада Османской империи в начале XX   курдский народ не смог получить свое государство и оказался рассеян по четырем странам: Турции, Ирану, Ираку и Сирии (После Первой мировой войны Севрский мирный договор предполагал создание Курдского государства, но многочисленные разногласия и претензии европейских держав на территории Ближнего Востока похоронили эти планы). При этом, как правило, курды проживают компактно и в местах своего расселения составляют этническое большинство.

Большинство курдов — мусульмане-сунниты, придерживающиеся преимущественно шафиитского мазхаба.

Иракский Курдистан — автономный регион на севере Ирака, чей статус закреплен в конституции страны.

Фактическую независимость иракские курды обрели в 1991 году. В Ираке курдский автономный район появился только в 1970 году. В него вошли три провинции — примерно половина исторических территорий Иракского Курдистана. За пределами автономии оказался Киркук — одна из самых богатых нефтью провинций Ирака. При этом на подконтрольных курдам территориях все равно оказались значительные запасы нефти.

В конце 1970-х — начале 1980-х Саддам Хусейн проводил в курдских районах политику арабизации. В том числе против курдов применялось химическое оружие, сотни тысяч людей были казнены. В 1991 году Совбез ООН объявил курдские районы на севере Ирака зоной безопасности, фактически выведя их из-под юрисдикции Багдада.

«Фундамент» референдума был заложен в 2003 году, когда американские войска свергли иракского президента Саддама ХусейнаХотя после этого курды де-юре вернулись под контроль Багдада, они получили значительную автономию и, пользуясь высокими ценами на нефть, смогли создать протогосударственные структуры и заложить основы самоуправления. Кроме того, им хотелось сохранить за собой не только три провинции, но и подконтрольную Ираку территорию, которую они считали своей.  До 2014 года Эрбиль и Багдад мирно сосуществовали, однако со временем противоречий становилось все больше.

Поводом для последнего конфликта между Багдадом и Эрбилем стал спор из-за доходов от нефти. Курды передавали Багдаду не менее 250 тысяч баррелей нефти в сутки, взамен получая 17% от бюджета Ирака. В 2014 году Багдад потребовал увеличить поставки, а когда этого не произошло, сократил финансирование. Кроме того, Багдад обвинил курдов в переманивании нефтяных иностранных компаний и сотрудничестве с ними в обход центральных властей. Запасы нефти в подконтрольных курдам районах оцениваются примерно в 45 миллиардов баррелей. Это примерно треть всех нефтяных запасов Ирака.

От открытого противостояния стороны спасло появление «Исламского государства». Летом 2014 года террористы заняли территории вокруг Мосула и приблизились к Киркуку. В борьбе с ИГ курдские военные формирования оказались эффективнее иракских вооруженных сил. Заодно они захватили и все спорные территории, прежде всего богатый нефтью Киркук. Эту позицию они решили использовать для решения вопроса о независимости — как только на севере Ирака прекратились боевые действия, было объявлено о проведении референдума, в том числе и на спорных территориях.

Почему проводится референдум? Лидер курдов — Барзани и его союзники по сепаратистской кампании утверждают, что после многих лет ущемления интересов курдов настало время создать независимое курдское государство. Региональное правительство Курдистана (КРГ), расположенное в городе Эрбиль, также обвиняет центральное правительство в Багдаде в том, что оно систематически исключает курдов из системы равного распределения власти и ресурсов.Иракские курды, поддерживающие референдум, говорят, что независимость является «естественным правом», а создание курдского государства принесет стабильность в регион.

Все ли иракские курды поддерживают независимость? Некоторые иракские курдские политики, бизнесмены и общественные деятели основали движение «Не сейчас», заявив, что в нынешней экономической ситуации и на фоне проблем с безопасностью проводить референдум преждевременно.  Часть иракских курдов ведут кампанию за отсрочку референдума о независимости.

Другие участники кампании заявляют, что референдум имеет не больше юридической силы, чем опрос общественного мнения, и используется для укрепления личного и партийного авторитета Барзани. Они утверждают, что референдум не принесет подлинной независимости, а обернется лишь конфликтами и экономическими проблемами.Большинство арабских и туркменских партий в районе Киркука бойкотировали опрос. Езиды, не подчиненные иракско-курдскому правлению в разоренном конфликтом и оспариваемом районе Синджана в провинции Ниневия, также отказались принять участие в референдуме.

Какова международная реакция? Против референдума выступил официальный Багдад, соседи Иракского Курдистана, а также США и ООН. Турция и Иран начали учения на границе с регионом, а Иран закрыл свое небо для авиасообщения. Парламент Ирака проголосовал за увольнение всех курдских чиновников, участвовавших в референдуме, потребовал передать контроль над границей Курдистана и соседних стран Багдаду, а также вести все переговоры и сделки по нефти только с иракским правительством.

Продемонстрированная в мире единодушно негативная реакция на инициативу Эрбиля обусловлена тем, что референдум в Иракском Курдистане грозит спутать карты сразу нескольким ведущим региональным игрокам и вызвать серьезные дестабилизирующие последствия на Ближнем Востоке.

На сегодня самоопределение Курдистана однозначно поддерживает только Израиль, для которого независимый Курдистан может стать не только буфером между арабским миром, но и проводником стратегических интересов в регионе.

Что думают курды в соседних странах?

Сирийские курды,  отвергают идею создания независимого курдского государства и требуют автономии только в северной части Сирии, которую они называют Рожавой. Однако в то же время они утверждают, что готовы уважать решение большинства иракских курдов на референдуме независимо от результата.

Турецкие курды поддерживают идею независимости, а некоторые турецко-курдские партии придают большое значение референдуму.Однако запрещенная Рабочая партия Курдистана (РПК) считает голосование пропагандистским трюком, направленным на то, чтобы держать Барзани у власти. РПК настаивает на том, чтобы курды вместо этого поддержали «демократическую автономию».

Большинство иранских курдских партий поддерживают предстоящий референдум, надеясь, что иранский курдский регион может в какой-то последовать примеру своих иракских курдских соседей.

Обретение иракскими курдами независимости может стать началом распада Ирака, а также опасным прецедентом для Сирии, Ирана и Турции, где проживают значительные курдские общины. При условии, что Багдад отказывается обсуждать итоги референдума, дальнейшее развитие событий будет во многом зависеть от внешних игроков. США и ЕС до последнего пытались удержать курдов от проведения референдума, опасаясь, что это пагубно отразится на борьбе с ИГ. В России также понимают опасность распада Ирака, но открыто выступать против референдума Москва не стала. Россия занимает первое место по инвестициям в Иракский Курдистан, и в ее интересах сотрудничать с Эрбилем минуя Багдад, однако ссориться с Ираком, где также работают российские энергетические компании, Москве невыгодно.

В свою очередь, у Анкары и Тегерана тоже есть серьезные экономические интересы в Иракском Курдистане, который экспортирует нефть на международный рынок через портовый город Турции Джейхан и обменивает свою сырую нефть на нефтепродукты из Ирана.

При этом важно понимать, что между турецкими курдами (Рабочая Партия Курдистана, далее — РПК) и иракской ДПК (Демократической партией Курдистана)  существуют непреодолимые противоречия. РПК изначально была создана турецкими марксистами, и сейчас остается левой светской партией, в то время как ДПК — кланово-феодальная структура Барзани. ДПК и РПК рассматривают друг друга в качестве соперников за влияние на курдов региона, особенно с начала 2010-х. Обе партии создали свои дочерние организации, помогающие им распространять влияние за пределы традиционных ареалов их деятельности — турецкого и иракского соответственно.

Так, союзными организациями РПК являются Партия демократического союза (ПДС, PYD), объединяющая сирийских курдов; Партия свободной жизни в Курдистане (ПСЖК), нелегально действующая в Иране, и Социал-демократическая партия Курдистана, действующая в Ираке. Последняя является маргинальной и не играет там существенной роли. На ДПК же ориентируются Демократическая партия Иранского Курдистана (ДПИК), Демократическая партия Сирийского Курдистана (ДПСК) и ДПК-Север, действующая среди турецких курдов.

Новый военный конфликт? Многие опасаются, что референдум в иракском Курдистане приведет к новому региональному конфликту.

У Багдада  сейчас не так много возможностей повлиять на Эрбиль — столицу Иракского Курдистана. Экономические связи между центром и курдской автономией сейчас минимальны, а военный сценарий в ближайшем будущем маловероятен, так как самые боеспособные силы Ирака заняты выдавливанием ИГИЛ из западных регионов страны. И даже после завершения активной фазы операции Багдаду придется держать крупную военную группировку на суннитских территориях. И в целом решение конфликта с курдами военным путем обойдется Ираку слишком дорого.

На данный момент численность Пешмерга (курдского военизированного формирования) составляет около 140 тыс. человек и продолжает расти, а до 2020 года планируется довести эту цифру до 200 тыс. человек. Силы Пешмерги сведены в 12 пехотных бригад, каждая численностью 3-5 тыс. человек. Имеется большое число отдельных батальонов, несколько батальонов сил специального назначения, артиллерийских дивизионов и вспомогательных подразделений.

В тоже время, если Турция и Иран рискнут вмешаться в конфликт напрямую, то это может перерасти в глобальную войну с курдами на всем Ближнем Востоке. Пока что наиболее жесткую позицию занимает Анкара. Для нее появление независимого курдского государства — вопрос национальной безопасности, учитывая большое количество курдов, живущих на территории Турции. Но учитывая негативный опыт «щита Евфрата» вряд ли в турецкой армии могут питать иллюзии по поводу такой военной операции.

При этом у Масуда Барзани, лидера Регионального правительства Курдистана, огромный политический опыт, и он хорошо понимает, насколько опасной может оказаться ситуация, если Эрбиль станет выставлять слишком жесткие требования. Скорее всего, руководство Иракского Курдистана сейчас попробует выйти на поле политических переговоров, но уже имея в качестве поддержки своей позиции волеизъявление курдского народа.

*Организация признана террористической и запрещена в России

BBC: Зачем США вооружают сирийских курдов?

BBC: Сложный военный театр Сирии: курды, турки, русские, американцы

Курды — единственные, кто выигрывает от войны в Сирии



Количество читателей статьи:
"К чему приведет референдум в Иракском Курдистане?" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2017 | Рубикон геополитики