Foreign Policy: Дипломатическая изоляция Катара может спровоцировать большую войну?


В 1914-м было Сараево, а в 2017 будет Доха? Мы стали свидетелями исторического момента сродни убийству наследника австро-венгерского престола, которое привело к Первой мировой войне. Но на сей раз столкновение может начаться между войсками Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов с одной стороны, и армией Ирана с другой. Вашингтону надо действовать очень быстро, дабы остановить сползание к этой войне, а не ждать, когда начнется кровавая бойня.

Номинально целью для Саудовской Аравии и ОАЭ является Катар, который уже давно не соглашается с общим мнением стран Персидского залива относительно Ирана. Эр-Рияд и многие другие арабские страны в понедельник разорвали отношения с этим обогатившимся на газе эмиратом, а Саудовская Аравия запретила катарским самолетам полеты через свою территорию, закрыла сухопутную границу и транзит катарских судов через свои воды. По любым меркам это фактически повод к войне. Для сравнения: начавшаяся полвека назад Шестидневная война была вызвана тем, что Египет закрыл пролив Эт-Тиран, лишив таким образом Израиль выхода в Красное море.

Иран в ответ заявил, что разрешит Катару пользоваться тремя своими портами, чтобы импортировать через них необходимое стране продовольствие. Эр-Рияд и Абу-Даби наверняка увидят в этом жесте подтверждение предательских связей Дохи с Тегераном.

Есть как минимум две повествовательные линии, объясняющие, как мы до этого докатились. Если верить правительству Катара, 24 мая хакеры осуществили взлом его официального агентства новостей Qatar News Agency и передали фальшивую новость о том, что эмир Тамим бин Хамад Аль Тани заявил: «Для враждебности арабов по отношению к Ирану нет оснований». В этом якобы фальшивом сообщении подтверждено, что Катар поддерживает «Братьев-мусульман»* и их палестинское ответвление ХАМАС, а также сохраняет добрые отношения с Израилем.

Между тем СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ, на которые оказывают воздействие власти, придерживаются иной линии, заявляя, что эти сообщения соответствуют действительности. Они отреагировали мгновенно и с огромным возмущением. СМИ без конца повторяют комментарии эмира, а интернет-доступ к катарским средствам массовой информации был заблокирован, в связи с чем официальные опровержения Катара прочесть невозможно.

Не исключено, что первый хакерский взлом организовал Тегеран, у которого огромное раздражение вызвала антииранская позиция, занятая участниками саммита в Эр-Рияде, прошедшего 20-21 мая. Тогда президент США Дональд Трамп встретился с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом Аль Саудом и с представителями десятков мусульманских государств. 3 июня на несколько часов был взломан твиттеровский аккаунт министра иностранных дел Бахрейна шейха Халида бин Ахмеда аль-Халифы (Khalid bin Ahmed al-Khalifa), и в этом инциденте правительство страны обвинило активистов из шиитской оппозиции, отказавшись показать пальцем на Иран. Мотивом для Ирана могло стать его стремление продемонстрировать разобщенность стран Персидского залива, а также раздражение из-за того, что Трамп поддержал позицию Совета сотрудничества государств Персидского залива против Тегерана.

Катар, со своей стороны, считает себя жертвой заговора Эр-Рияда и Абу-Даби, у которых издавна враждебные отношения с Дохой, несмотря на то, что все они входят в Совет сотрудничества государств Персидского залива. Эр-Рияд считает, что Катар, который отводит центральную роль ваххабизму (собственно, как и само саудовское королевство), является возмутителем спокойствия в регионе. Доха, разрешающая женщинам садиться за руль, а иностранцам пить алкоголь, в свою очередь, обвиняет саудовцев в том, что из-за них у ваххабизма дурная репутация. А Абу-Даби презирает Доху за поддержку «Братьев-мусульман», которые в ОАЭ находятся под запретом.

В 2014 году там уже был неловкий дипломатический кризис, продлившийся восемь месяцев, однако сегодняшняя проблема уходит своими корнями в 1995 год, когда отец катарского эмира Тамима Хамад отстранил от власти своего никчемного и вечно отсутствующего отца. Саудовская Аравия и ОАЭ увидели в этом семейном перевороте опасный прецедент для правящих семей государств Персидского залива, и начали плести заговоры против Хамада. Как отмечает один работавший в то время в Дохе дипломат, эти соседи подговорили несколько сотен представителей племен убить Хамада, двоих его братьев, а также министров иностранных дел и энергетики, чтобы затем вернуть власть старому эмиру. ОАЭ даже привели в состояние повышенной боевой готовности свои боевые вертолеты и истребительную авиацию, чтобы поддержать эту попытку. Но у заговорщиков ничего не вышло, так как один член племени рассказал о заговоре за несколько часов до его начала.

На фоне таких событий паранойя эмира Тамима кажется вполне оправданной. В выходные дни одна из газет ОАЭ сообщила, что член правящей катарской семьи из числа оппозиционеров шейх Сауд бин Насер (Saud bin Nasser) намерен посетить Доху и выступить в качестве посредника.

Но численность населения Катара составляет всего 200 тысяч человек, и объяснить важность этой страны довольно сложно. Живущие там иностранцы относятся к ней с легким недоумением. В городском ландшафте Дохи доминируют часто пустующие, но ярко освещенные небоскребы, один из которых за свою форму получил шуточное название «розовый презерватив». Но в Катаре самый высокий в мире доход на душу населения. Этот эмират занимает второе место в мире после Ирана по запасам природного газа, экспортируя его в больших объемах в самые разные страны от Британии до Японии. Там также находится гигантская авиабаза «Аль Удейд», с которой американские самолеты совершали боевые вылеты во время войн в Афганистане и Ираке, и которая сегодня является командным центром американской кампании против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.).

© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк Эмир государства Катар шейх Тамим бен Хамад Аль Тани

37-летний эмир Тамим правит этой страной в тени своего отца, который в 2013 году отрекся от престола в его пользу. Ключевым приоритетом для него наверняка является оставаться хорошим союзником Америки и в то же время ничем не раздражать Иран. Газовые богатства этой страны сосредоточены в основном на морском месторождении, которое Доха делит с Тегераном. Пока Катар выкачивает оттуда больше углеводородов, чем Иран.

Вашингтон может сыграть важную роль в урегулировании этой взрывоопасной ситуации. Американские официальные лица могут считать, что Катар не очень-то беспристрастен, балансируя между США и Ираном; однако затяжной конфликт между Эр-Риядом и Дохой, а также борьба, способная подтолкнуть Катар в иранские объятия, не выгодны никому. В этом отношении в весьма выгодном положении находится госсекретарь Рекс Тиллерсон. ExxonMobil, которым он руководил до прихода в американское правительство, является крупнейшим иностранным игроком в катарском энергетическом секторе, и Тиллерсон наверняка неплохо знаком с теми, кто в этой стране принимает самые важные решения.

Эр-Рияд и ОАЭ как будто хотят показать свою надежность и пригодность в качестве альтернативных площадок для размещения американских войск, сосредоточенных сегодня в «Аль-Удейде». Но репутация у них не настолько хороша, как они пытаются показать. В 2003 году Саудовская Аравия выгнала американские войска с авиабазы «Принц Султан», когда Эр-Рияд пытался справиться со своими исламскими экстремистами после атак 11 сентября. В Абу-Даби уже размещается американская разведывательная и заправочная авиация, но чтобы создать хорошо оснащенный командный центр взамен «Аль-Удейда», понадобится немало времени.

Эта конфронтация стала испытанием для неопытной администрации Трампа. Всего несколько недель тому назад во время коллективного фотографирования в Эр-Рияде наследный принц Абу-Даби Мухаммед бин Зайд аль-Нахайян (Muhammed bin Zayed Al Nahyan) оттеснил эмира Тамима, чтобы встать по правую руку от американского президента. Теперь Саудовская Аравия и ОАЭ пытаются сделать то же самое на международной арене. Из всех возможных ближневосточных кризисов — этот советники Трампа явно не предусмотрели.

*организации признаны террористическими и запрещены в России

Источник

Foreign Policy



Количество читателей статьи:
"Foreign Policy: Дипломатическая изоляция Катара может спровоцировать большую войну?" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2017 | Рубикон геополитики