Stratfor: Вызов российскому господству в Евразии


Чем больше проходит времени после крушения Советского Союза, тем сильнее меняются государства бывшие некогда в составе единой страны. Рост доли людей рожденных после развала СССР способствует масштабным  политическим и культурным изменениям в молодых независимых государствах. Прежде всего тотально сокращается использование русского языка. У нового поколения граждан минимум положительных ассоциаций с советским прошлым. Отсутствие внятной идеологии внутри России создаёт сложности для экспорта российских политических и культурных трендов зарубеж. Слабое идеологическое присутствие в бывших странах Социалистической лагеря создали условия, когда большая часть молодёжи воспринимает Российскую Федерацию пережитком мрачной советской империи с непонятными перспективами развития. Тем не менее, Россия никуда не собирается исчезать и продолжает бороться за контроль над своей периферией. Четверть века назад закончилась одна эпоха России и началась новая.

После 1991 года бывшие Советские Республики из Восточной Европы, Закавказья, Центральной Азии неожиданно получили возможность, по крайней мере теоретически, проводить свою независимую внутреннюю и внешнюю политику. И хотя Россия потеряла свою империю, появилась возможность наметить новый курс в ее экономическом, социальном и политическом развитии.

Отделившись от России новые суверенные государства не могли за один день стать независимыми по сути. Долгие десятилетия все республики Советского Союза были объединены в единый хозяйствующий субъект с единым цепочками совместного производства и рынками сбыта. На заре обретения государственности, проводить самостоятельную экономическую политику  было сложно и поэтому первые годы независимости связи с бывшей метрополией оставались крепкими, а политическое влияние России подавляющим. Граждан бывшего СССР объединяла общая история и культура. Ностальгия по временам советской молодости у старшего поколения в целом создавала благоприятные условия для коммуникации и добрососедского сотрудничества.

Русский язык сохранил свой статус лингва-франки на всей территории Евразии. Кроме того, Москва достаточно быстро начала восстанавливать свои связи со странами региона после того, как оправилась от хаоса раннего постсоветского периода 1990-х годов. Несмотря на тяжёлое экономическое положение, новая Россия с первого дня своего существования делала попытки укрепить свои позиции на периферии, хоть порой и не очень успешно.

Советский Союз исчез, но имперская политика осталась, иначе и быть не могло. При этом современная Россия не обладает той экономической и идеологической мощью, что была у СССР. Следы советской эпохи начинают исчезать, поскольку все больше и больше людей рождаются в постсоветский период. Средний возраст в сегодняшней России чуть менее 40 лет. Аналогичная ситуация в Украине и Белоруссии. Это означает, что средний гражданин в этих странах провел менее половины своей жизни при советской власти. Что касается Средней Азии, то там 50% населения моложе 30 лет. Всего через два десятилетия большинство людей в Среднеазиатских республиках не будут иметь прямого опыта жизни в Советском Союзе.

Демографические изменения быстро трансформируют бывшие советские государства политически, экономически и культурно. Всё это бросает вызов влиянию России в приграничных странах. Использование русского языка также постепенно сокращается. Во многом это происходит из-за сознательного отказа от русского языка на государственном уровне.

Вместо этого уклон делается на развитии национальных языков. По статистике даже вторым иностранным языком студенты с постсоветского пространства выбирают не русский, а французский, немецкий, английский или китайский. По данным группы Euromonitor, в которой используются данные ООН и национальных данных, чуть меньше четверти населения в Украине использовало русский язык в 2016 году, по сравнению с 33,9% процентами в 1994 году. Угрожающе для России цифры, о которых стоит задуматься. В Казахстане употребление русского в тот же период времени упало с  33,7% населения до 20,7% за тот же период. В Грузии использование русского языка как основного сократилось с 6,4% до 1,1%. Конечно, большая часть населения, включая молодое поколение в этих странах, все еще понимает и говорит на русском языке, но ситуация непреодолимо меняется.

Казахстан — последовательный союзник России долгое время даже не рассматривал переход на латиницу, но ситуация такова, что русский становится всё менее востребованы в стране, а казахский входит в обиход все шире. В апреле 2017 президент Нарсултан Назарбаев опубликовал статью о том, что все официальные документы государства, будут переизданы латинским шрифтом к 2025 году. Нововведение коснется также государственного документооборота.

Следует отметить, что падение показателей социально-экономического развития, характеризовавших Казахстан в первый период после ее превращения в независимое государство в декабре 1991 г., в конце 90-х гг. прошлого века сменился этапом внушительного роста. Этот процесс стал подкреплением внешнеполитических амбиций Казахстана, выдвинув страну на роль «региональной сверхдержавы» Центральной Азии. Эти же обстоятельства продвигают Казахстан, который сегодня входит в десятку наиболее развитых из 57 мусульманских стран мира, и на важные позиции во всемирном исламском сообществе. Латинский шрифт в этих реалиях выглядит в глазах казахского руководства выгоднее.

Следует отметить, что переход от кириллицы к латинице становится политическим трендом на всем постсоветском пространстве. Туркменистан перешёл на латинский алфавит сразу после независимости. Узбекистан также пытался полностью перейти на латиницу, но менее удачно. Вместе с употреблением латиницы в ходу остался и кириллический алфавит.

Политические перемены

Между тем, России приходится принимать во внимание более насущные угрозы, причем не только в традиционной сфере своего влияния, но и внутри собственных границ. Постсоветские поколения в Евразии относятся к своим национальным властям не так, как их советские родители, дедушки и бабушки, и наоборот. До того, как Михаил Горбачев в конце советской эпохи начал осуществлять реформы, критики в адрес властей, а тем более публичных протестов практически не было, и на то существовали серьезные причины. Горбачевская политика гласности и перестройки впервые позволила подвергать сомнениям советскую политику и проводить демонстрации. Но государство по-прежнему жестко контролировало любые протесты и подавляло их при помощи аппарата безопасности, часто применяя силу. Когда распался Советский Союз, возникшим на его месте независимым государствам пришлось разрабатывать собственную политику в отношении открытого инакомыслия и проявлений недовольства. Многие постсоветсткие государства в Евразии (опять же, за исключением прибалтийских стран) проводили жесткую линию в отношении протестующих, подавляя их силами безопасности и проводя упреждающие аресты в попытке сдержать оппозицию и активистов. Крупные мирные демонстрации в Евразии в 1990-е годы были большой редкостью.

Ситуация начала меняться в середине 2000-х годов, когда по Евразии прокатилась волна революций. Массовые протесты против непопулярных правительств и спорных результатов выборов в 2003 году привели к мирной смене власти в Грузии. За ней в течение двух лет последовали Украина и Киргизия. Так называемые цветные революции не шли ни в какое сравнение с началом 1990-х, когда страны обретали независимость. В 2010 году беспорядки охватили Киргизию, а спустя четыре года демонстранты вышли на улицы Киева, протестуя против решения украинского правительства отказаться от соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Протесты переросли в жестокие столкновения, поскольку правительство отказалось уходить в отставку и проводить досрочные выборы. В итоге движение Евромайдана свергло президента Виктора Януковича и его администрацию.

Прошло несколько лет, и эти настроения распространились на другие страны на постсоветском пространстве. В Евразии происходит все больше и больше протестов против экономического застоя и коррупции во власти. Возьмем в качестве примера недавние протесты в Белоруссии. В феврале и в марте тысячи людей по всей стране открыто выражали свое недовольство экономической ситуацией в Белоруссии и действиями правительства по ее исправлению. Такой размах демонстраций и настойчивость их участников еще несколько лет тому назад были бы немыслимы, поскольку президент Лукашенко применяет жесткие меры по обеспечению безопасности. Но протесты продолжались несколько месяцев, хотя власти пытались задерживать демонстрантов, применяя суровые меры против активистов и оппозиционных организаций.

Россия также оказалась не застрахованной от волнений. После неполных 20 лет политической стабильности и экономического благополучия при президенте Владимире Путине в апреле 2017 года на всей огромной территории России прошли массовые демонстрации.  Эти протесты были примечательны тем, что они прошли в большом количестве городов, и что в них приняло участие огромное количество молодежи чуть старше 20 лет.

Существенную роль в этих демонстрациях сыграли новые технологии. Молодые россияне общаются и организуют различные мероприятия и акции через интернет и социальные сети. (Соцсети стали настолько важным геополитическим инструментом, что украинское правительство в этом месяце заблокировало российские платформы «ВКонтакте» и «Одноклассники», сославшись на исходящие от них угрозы национальной безопасности.) Россия, как и Белоруссия, принимает суровые меры против социальных сетей, но властям становится все труднее контролировать протестные движения традиционными средствами.

Заглядывая вперед

Между тем, на большей части Евразии государственные руководители по-прежнему испытывают привязанность к советской эпохе и к ее порядкам. В результате отношения между властями и гражданами будут становиться все напряженнее и неустойчивее. Особенно заметной эта борьба будет в России, которая сталкивается с демографическим спадом, а также с политическими и культурными переменами. Сокращение численности населения в стране приведет к ослаблению ее экономических и военных позиций в сравнении с другими державами, борющимися за власть и влияние в Евразии. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году население России уменьшится со 143 до 129 миллионов человек, то есть, почти на 10%. В отличие от России, население США должно увеличиться на 20 с лишним процентов. Оно так же существенно вырастет в Турции и Иране (крупнейшие страны Европы окажутся где-то посередине между российскими и американскими показателями). Более того, по мере сокращения общей численности населения доля славян там будет устойчиво уменьшаться, что еще больше повлияет на культурное и политическое самосознание россиян.

Говоря об Иране, следует отметить, что страна уже сегодня  играет одну из доминирующих ролей в важнейшем регионе планеты — Западной Азии, куда входит Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия. Излишне напоминать, что Иран мощный источник углеводородных природных ископаемых. Иран, обладающий высокоразвитой инфраструктурой, – это оживленный перекресток сухопутных и морских путей соединяющих Север с Югом, Запад с Востоком. А ведь Иран еще совсем недавно и в эпоху Российской империи и во времена СССР был стратегической зоной влияния Москвы. Совершенно естественно, что Иран, занимая стратегическое положение на Ближнем Востоке, рассматривается Китаем как государство, способное сыграть решающую роль в новом «Шелковом пути».

Те вызовы, с которыми Россия сталкивается дома и за границей, будут мешать ей демонстрировать свою силу и оказывать влияние на постсоветской периферии, а также поддерживать порядок и стабильность в пределах своих границ. Несомненно, страна приспособится к некоторым культурным, социальным и технологическим переменам, но демографические и языковые изменения пойдут во вред России, какую бы политику она ни проводила. Таким образом, по мере увеличения постсоветского населения в Евразии позиции России как доминирующей силы в регионе будут все больше ослабевать.

Выводы:

• В Евразии увеличивается количественное отношение людей, родившихся после распада Советского Союза, и регион переживает масштабные политические и культурные изменения.

• В Евразии будут все реже пользоваться русским языком, а люди в постсоветских государствах станут все нетерпимее относиться к коррупции и жестким действиям сил безопасности, которые сохранились с советских времен.

• Сочетание демографических, культурных, политических и технологических перемен в бывших советских республиках будет мешать России проецировать свою силу и оказывать влияние у себя дома и за рубежом.

Stratfor

 



Количество читателей статьи:
"Stratfor: Вызов российскому господству в Евразии" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2017 | Рубикон геополитики