Прикроет ли Турцию щит Евфрата?


Итак, уже давно напрашивающееся Турецкое вторжение в Сирию, наконец свершилось. По иронии судьбы оно началось ровно через 500 лет после битвы на равнине Мардж Дабик (24 августа 1516 г.), у города Алеппо, ознаменовавшей начало Османского завоевания большей части Ближнего Востока.

Турция долго не решалась напрямую вмешиваться в войну с соседней Сирией.  Правда, так или иначе Анкара всегда участвовала в этой игре, поддерживая группы, желающие свергнуть сирийского лидера Асада. И все же турецкая армия постоянно предостерегала власти в Анкаре от прямого военного вмешательства.

Но захлестнувшая Турцию волна террора  и масштабное продвижение Отрядов народной самообороны курдов в Сирии (YPG) вдоль турецкой границы в провинции Алеппо по существу не оставляли особых вариантов для действий и это был только вопрос времени, когда Анкара решится на новый уровень вовлечения в сирийский конфликт.

CqjJNOQWAAElOSq

На данный момент, эта самая большая наземная операция члена НАТО с момента начала войны в Сирии, имеет несколько целей. На первом этапе планируется вытеснить из региона силы «ИГ»*, а также опередить курдов, которые развивали наступление на Джараблус.   Вторая фаза операции, скорее всего, будет подчинена цели взять под контроль Эль-Баб, что бы помешать курдам продвигаться от Манбиджа в сторону Алеппо и создать буфер между двумя основными курдскими анклавами по обе стороны от реки.

Дальнейшее продвижение, судя по всему будет зависеть от успехов операции. Возможной долгосрочной причиной интервенции является попытка создания вдоль турецкой границы — своеобразной «safe zone», которая поможет обезопасить позиции боевиков на севере Сирии и снизить поток беженцев в Турцию.

Однако, даже сейчас, когда турецкие войска и бронетехника довольно интенсивно пересекают сирийскую границу, говорить о полноценном вторжении надо с осторожностью.

Роль Турции в конфликте по-прежнему сдерживается, как естественными рисками полномасштабной военной компании, так и довольно уязвимыми позициями Анкары во внешней и внутренней политике. Как следствие, вместо полноценной интервенции, турки предпочли скорее осторожное, тщательно взвешенное, проникновение через «задний двор».

Тем не менее, даже такой, ограниченной, военной операции присущи свои риски. В первую очередь, непосредственное участие в боевых действиях, чревато постепенным вовлечением в затяжное противостояние с Исламским государством* или YPG. Кроме того, ввод войск на территорию враждебного государства создает угрозу прямого столкновения, в том числе с могущественными союзниками Сирии — Ираном и Россией, которые проводят там собственные военные компании.

CqtsBAOWEAAb1OY

Не лучшим образом обстоят дела и внутри страны. Незатихающее курдское восстание и дестабилизация вооруженных сил после последовавших за попыткой вооружённого переворота чисток –серьезно подорвали боеспособность Турции.

В тоже время, Анкара может извлечь пользу из своих давних и прочных связей с так называемой «умеренной оппозицией» которые могут помочь обеспечить успех вторжения. В основном это группы, входящие в состав Свободной сирийской армии, являющейся главной ударной силой операции «щит Евфрата».

Также, Турецкая армия располагает впечатляющим арсеналом артиллерии и мощным авиапарком истребителей-бомбардировщиков, способными обеспечить достаточно эффективную поддержку наступления ССА без необходимости привлекать для операций против ИГ и YPG значительные силы сухопутных войск.

Главным же «калибром» Турции в этом наступлении, как ни странно, выступила дипломатия. Несмотря на то, что переговоры Турции с Россией и Ираном не смогли устранить фундаментальные противоречия по Сирийскому вопросу, они помогли снизить риск прямого столкновения между странами в Сирии, расчистив тем самым путь для вооруженного вторжения.

Например, участие турецких ВВС в операции «щит Евфрата» позволяют предположить, что Москва отказалась от намерений сбивать любой турецкий самолет оказавшийся в воздушном пространстве Сирии.

Не менее важным для реализации целей Турции в Сирии, являются взаимоотношения с Вашингтоном. Несмотря на резкое их охлаждение после неудавшегося военного переворота, авантюрная военная операция за рубежом возрождает ценность гарантий безопасности предоставляемых североатлантическим альянсом. Учитывая сегодняшнюю конфигурацию альянса, такие гарантии могут быть обеспечены только одной страной -США.

Принимая во внимание, что нет никаких убедительных свидетельств, того, что принципиальные различия по Сирии разрешены, Турция не может гарантировать, что дипломатии будет достаточно, чтобы не допустить конфронтации с Россией в Сирии.

В свете всех тех неприятных последствий, которые могут произойти  с Турцией в случае осложнений в ходе Сирийской компании,   взаимодействие с вооруженными силами США может стать, в определенной степени, «спасательным кругом» для Турции.

По сути, даже близкие отношения между Соединенными Штатами и Демократическими силами Сирии, (в которых YPG играет доминирующую роль), долгое время служившие раздражителем для турок, имеют преимущества для Анкары.

После усиления своей роли в борьбе с Исламским государством Турция может использовать этот факт в качестве рычага давления на Вашингтон с целью прекращения дальнейших территориальных приобретений  YPG в провинции Алеппо.

Это отчасти подтверждается тем, что во время своего визита в Турцию в среду, вице-президент США Джо Байден предупредил YPG, что они могут лишится поддержки США, если группа не отступит назад к востоку от Евфрата.

Пока, курды посылают смешанные сигналы, вроде как обещая прекратить дальнейшие операции в районе  Джераблуса и отойти от Манбиджа, но продолжая боевые действия  против ССА в этом районе.  На данный момент однозначных свидетельств отступления не фиксируется.

Отступление за Евфрат, поставило бы крест на  стратегических целях YPG соединить два разрозненных курдских анклава  на севере Сирии. Но с другой стороны, без поддержки США, конкурировать с Турцией и ССА в «гонке» за Эль-Баб было бы практически невозможно.

Резюмируя, следует сказать, что,  несмотря на то, что Турция делает очень осторожные шаги по Сирийской земле, она балансирует на грани погружения в трясину сирийского конфликта.

Всего одна ошибка может затянуть страну в полномасштабную, трансграничную войну с курдами, долгую изнурительную компанию против исламского террора или в прямой конфликт с Россией и Ираном.

*Организация признана террористической и запрещена в России

По материалам Stratfor



Количество читателей статьи:
"Прикроет ли Турцию щит Евфрата?" 4 комментария


  • Десять войн, которые могут начаться после разгрома ИГ Основные негативные сценарии для Ближнего Востока: The Washington Post - Цезариум

    […] августа Турция и союзные ей сирийские повстанцы начали операцию по освобождению территорий на сирийско-турецкой […]

  • Насколько прочна новая дружба между Москвой и Анкарой? - Цезариум

    […] ней и вооруженной оппозицией? С началом операции «Щит Евфрата» Турция заинтересована в хороших отношениях с […]

  • «Щит Евфрата» нацелился на Башара Асада - Цезариум

    […] По его словам, цель турецкой военной операции «Щит Евфрата», начатой на территории Сирии 24 августа, состоит в […]

  • Сирийская кампания 2016: Итоги - Цезариум

    […] подключилась к кампании в Сирии, начав операцию «Щит Евфрата«. С участием сирийской оппозиции турецкие военные […]

  • Добавить комментарий

    © 2018 | Рубикон геополитики