Щит царства человеческого


Одним из ключевых символов саги Мартина «Песнь льда и пламени» несомненно стала Стена. Зримое олицетворение стихии льда, поставленной на службу человечеству, и рубеж, отделяющий рациональный мир людей от таинственного, полного неизмеримых ужасов и потрясающих чудес, Застенья.

Психология образа Стены, без сомнения, вопрос крайне интересный, но для начала хотелось бы немного поговорить об образе самого Вестероса.

Так однажды я начертил карту острова; она была старательно и, на мой взгляд, красиво раскрашена; изгибы ее необычайно увлекли мое воображение; здесь были бухточки, которые меня пленяли, как сонеты. И с бездумностью обреченного я нарек свое творение «Островом Сокровищ».
— Р.Л. Стивенсон

Начнём с очевидного.  Некоторое сходство Англии с Вестеросом наблюдается уже при беглом взгляде на карту.

Однако, если взглянуть на карту Вестероса чуть подробнее и немного повернуть, то мы обнаружим просто таки поразительное сходство с Ирландией. Вплоть до совпадения ключевых элементов рельефа (горы, реки, равнины) и положения некоторых городов. Например, Старомест оказывается на месте Белфаста, Ланниспорт — Дублина, Королевкая Гавань — Голуэя, Солеварни — Лимерика. Виден и аналог Драконьего камня в виде Аранских островов, и озера Божье Око — в виде озера Лох Дерг. Можно добавить, что Ирландия, как и центральный Вестерос, традиционно делилась на пять частей (две другие — Дорн и Север — за пределами этого фрагмента карты). Учитывая, что сам Мартин имеет ирландские корни – версия случайного совпадения выглядит не слишком убедительной.

Отдельные фанаты пошли даже дальше, изменив положение Британских островов так, как показано на иллюстрации слева. Здесь всё не так убедительно, но отказать им в остроумии и логике тоже сложно.

Что совершенно однозначно – на образ Стены несомненно повлияли вполне реальные фортификационные сооружения на англо-шотландском пограничье, возведённые римлянами – Адрианов и Антонинов валы.

Точнее, конкретно Адриана (по-английски он именуется стеной Адриана — Hadrian’s Wall). Здесь мы можем быть уверены совершенно точно, ибо имеем по данному поводу мнение самого Мартина, высказанное им в интервью с Уэйном МакЛореном ещё в далёком 2000 году:

Стена, Иные… Откуда возникли те или другие части этой истории? Чисто как движущие элементы сюжета или под ними есть что-то ещё?
Кое-что прояснится позже, так что об этом пока говорить не стану, однако Стена определённо порождена валом Адриана, который я видел, когда был в Шотландии. Я стоял на валу и пытался себе представить, что мог чувствовать римский солдат, присланный сюда из Италии или Антиохии. Как он стоял на стене, вглядываясь вдаль и не зная, что может явиться ему из леса. Но фантазия всегда приукрашивает и преувеличивает реальность, так что моя Стена больше, определённо длиннее и куда волшебнее. И само собой, по ту её сторону находятся отнюдь не просто скотты.

Всё-таки в авторских разъяснениях есть что-то разочаровывающее. Раз — и всё становится ясно, и даже пофантазировать вроде как не о чем. Но мы не сдадимся и всё-таки пофантазируем…

И да, со скоттами Мартин ошибся. В римское время они обитали в северной Ирландии и вряд ли часто могли оказаться за Адриановым валом. Переселение скоттов в Шотландию (тогда ещё Каледонию, ибо название в честь этих самых скоттов она получит существенно позже) состоялось только в V веке, когда солдат из Италии или Антиохии в Британию уже никто не присылал.

Здесь, думаю, самое время сделать небольшое (ну хорошо, на самом деле довольно приличное) отступление о римской пограничной системе, её возникновении и функциях.

Реконструкция Вала Адриана (Philip Corke, English Heritage Photo Library)

И нет никого из этой части Германии, кто мог бы сказать, что он дошел до конца этого леса, хотя бы и шел в течение шестидесяти дней, или что он узнал, откуда лес начинается.
— Гай Юлий Цезарь

В эпоху Цезаря и его современников Рим стремительно наступал на север, и строить оборонительные стены было куда актуальнее не ему, а его противникам. Однако к концу первого века до нашей эры северное направление экспансии ослабевает — основные усилия переносятся на Балканы, Нижний Дунай и Восток. К тому же юная империя успела откусить столько, что с глотанием у неё возникли некоторые сложности.

Нападение пиктов на Адрианов вал. Иллюстрация из книги Пола Вагнера «Pictish Warrior Ad 297-841» (худ. Wayne Reynolds)

В первые годы накануне Рождества Христова полководцы императора Октавиана Августа завоевали значительную часть Германии — где-то до Эльбы (то бишь бывшую Западную Германию практически полностью). В 5 году до н. э. на этих территориях была учреждена провинция Германия. Но удерживать огромную массу только что завоёванных северных варваров в покорности оказалось не так просто. В 6 году уже нашей эры, когда посланный императором Августом его будущий преемник Тиберий собирался окончательно добить независимых германцев на территории современных Баварии и Чехии, у него в тылу восстали вконец ограбленные римскими сборщиками налогов племена среднего Дуная — на территории современных Хорватии и Венгрии. Оставив «на Германии» наместником Квинтилия Вара с тремя легионами и помирившись с вождём независимых германцев Марободом, Тиберий повёл основные силы армии на юг.

Охотник, вождь и знатный воин у пиктов. Иллюстрация из книги «Warriors & Warlords» (худ. Angus Mcbride)

И уже в 9 году покорённые германцы восстали. Возглавил мятеж некто Арминий, сын Сигимера, состоявший на римской службе, получивший за заслуги римское гражданство и пользовавшийся полным доверием Квинтилия Вара. Арминий выступил проводником римской армии, двинувшейся подавлять восстание (по другим данным — пытавшейся отступить за Рейн), и, предвосхищая в чём-то сусанинский подвиг, успешно завёл римлян в Тевтобургский лес, откуда те уже не вышли…

Хуже того: между восставшей Германией и не слишком спокойной Галлией практически не было римских войск — все доступные легионы были задействованы на Дунае. Дошло до некоторой паники: переход восставших варваров через Рейн ожидался со дня на день. Однако этого не случилось. Части римлян даже удалось уйти из Германии живыми — гарнизон крепости Ализон выдержал несколько попыток штурма, а когда разочарованные неудачами германцы начали понемногу расходиться по домам, под покровом темноты выбрался из укреплений и прорвался к Рейну.

В 15 году нашей эры римляне предприняли несколько карательных походов в Германию, нашли и похоронили останки перебитых в Тевтобургском лесу легионеров, отбили и вернули легионных орлов. Однако повторно завоёвывать эти земли не стали: граница была установлена по Рейну, и эту границу нужно было как-то охранять — возникшая после разгрома Вара ситуация, при которой империя оказалась практически беззащитной, настораживала.

Впрочем, до строительства валов и укреплений дело дошло далеко не сразу. Первые пару столетий охрану границы удавалось осуществлять силами расквартированных в соседних провинциях легионов и системы отдельных фортов и крепостей. Но к 150-200 гг. нашей эры начинается складывание системы единой пограничной фортификации, должной защитить от варварских набегов растянувшиеся на тысячи километров границы империи.

Римский лимес — система пограничных укреплений II — III вв. н. э. Реконструкция: (1) лимес в Верхней Германии (деревянный палисад, ров и земляной вал, сторожевые башни); (2) лимес в Реции (каменная стена, сторожевые башни)

Данная система называлась limes (во множественном числе — limites) и включала в себя в первую очередь систему крепостей, дорог между ними, наблюдательных постов и — довольно редко — стен и валов.

Граница у империи была длинная, и чтобы прикрыть её стенами целиком, нужно было соорудить укрепление в несколько раз более длинное, чем Великая Китайская стена. В силу этого основная линия границы была установлена по крупным рекам — Рейну и Дунаю, которые сами по себе служили довольно неплохим препятствием для вторжений варваров… пока в IV веке не началось очередное глобальное похолодание, и эти реки, довольно неожиданно для римлян, не стали замерзать, дав противникам возможность переходить их по льду. Но это будет уже потом.

Стены же римляне возвели только там, где подходящих рек не было: на севере Британии и в южной Германии — между верхним течением Рейна и Дуная, где-то по границе современных немецких земель Баден-Вюртемберг (римская сторона) и Бавария (не римская).

Общая карта римских стен

Карта римского лимеса в центральной части Европы

Следует заметить, что укрепления в Германии существенно превосходили построенные в Британии как по масштабам, так и по протяжённости. Но поскольку располагались они в центральной Европе — на пути всевозможных войн, вторжений и переселений, — то сохранились существенно хуже.

Что уцелело — было раскопано, очищено, иногда реконструировано, и внесено в список культурных ценностей Юнеско. Но уцелело там немного…

Частично восстановленные римские ворота в Баден-Вюртемберге

Реконструкция участка стены со рвом и воротами

В Британии же укрепления разбирались на стройматериалы и разрушались в ходе различных войн не так интенсивно, благодаря чему, хоть и заметно обветшав, дожили до нашего времени.

Что же представляла собой эта римская стена в Британии? И почему их было две?

Укреплением северной границы на острове римляне занялись около 120 года нашей эры, во время визита в Британию императора Адриана, провозгласившего обеспечение неприкосновенности империи своим божественным долгом — императоры вообще любили объявлять себя божественными, а свои прихоти, прожекты и идеи — повелениями высших сил.

Следует заметить, что на тот момент набеги каледонских племён не были такой уж большой проблемой для римлян (в отличие от периодических мятежей внутри провинции), поэтому конкретные причины строительства остаются не до конца ясными. То ли это действительно была всего лишь императорская прихоть, то ли стремление зримо продемонстрировать «диким варварам» мощь империи.

Строительство было начато в 122 году, продолжалось шесть лет и велось с чисто римскими размахом и педантичностью. Была воздвигнута стена длиной 117 километров и высотой в среднем 4,5 метра. Примерно через каждую милю в стене был воздвигнут небольшой форт для гарнизона, а между ними с интервалом около полукилометра — дозорные башни.

Основным материалом для вала служил камень, но в западной части и вдоль побережья залива Солуэй-Фёрт стену строили из торфяных блоков: в округе не было доступного для строительства камня, а организовать подвоз необходимого для стены количества стройматериалов через незаселённую и лишённую дорог местность не осилили даже римляне. Поэтому из камня здесь построили только форты.

Оборонительная линия включала, кроме самой стены, ещё и параллельную ей дорогу, несколько валов и рвы:

Схема укреплений

Позднее торфяную часть стены постепенно заменили на каменную.

Профункционировала стена довольно недолго. Уже в 142 году, менее чем через двадцать лет, гарнизоны с неё были сняты, а укрепления заброшены из-за начала строительства севернее новой линии укреплений — стены Антонина.

Эта фортификация пересекала остров в наиболее узком месте – между заливами Фёрт-оф-Форт и Фёрт-оф-Клайд. Грубо говоря — от Глазго до Эдинбурга. В отличие от Адриана, император Антонин Пий никогда не посещал стену собственного имени, так что строительство велось медленнее и заняло целых двенадцать лет. Да и в целом новое укрепление было менее пафосным и более практичным: оно представляло собой вал из торфа, выстроенный на каменном фундаменте и также снабжённый рвами, фортами и наблюдательными башнями.

Впрочем, и оно функционировало недолго. В 162 году, всего через восемь лет после завершения постройки, римляне оставили вал и отступили обратно к более капитальной стене Адриана. В 197 году император Септимий Север попытался вернуться к северной линии границы и восстановить обветшавшую Антонинову стену, но идею довольно быстро забросили.

Вал Адриана

Таким образом, реальной северной границей Британии на несколько столетий оказалась именно стена Адриана. Она заметно уступала своему вестеросскому аналогу и по размерам, и по волшебности. Тем не менее, с точки зрения античности это несомненно было выдающееся сооружение — шедевр технологии и логистики.

Здесь следует заметить, что собственно сама стена не была единственной и даже главной частью римской пограничной системы. Ибо упиралась она примерно в ту же проблему, что и Стена Вестероса — нехватку гарнизонов.

Подробности службы легионеров известны нам не слишком хорошо — документов об этом практически не сохранилось, так что о деталях приходится в основном гадать. Тем не менее, сохранившиеся данные инспекции крепостных гарнизонов чуть более раннего времени (начала II века н. э.) рисуют довольно унылую картину полупустых укреплений: в лучшем случае в крепостях имелось две трети от положенных по штату сил.

Но даже при полной укомплектованности обеспечить постоянное и круглосуточное патрулирование стены римлянам было сложно. Тем более, что для её преодоления пиктам, в отличие от Джона Сноу, не требовалось альпинистское оборудование — вполне хватило бы садовой лестницы.

Реконструированный участок стены с туристами

Не слишком хорошо стена была приспособлена и к отражению решительного штурма, в духе предпринятого Мансом: рассеянные вдоль всей стены небольшие гарнизоны были бессильны противостоять большой армии. Основное её назначение — своевременно обнаружить следы перехода границы малыми группами и, что особенно важно, не дать рейдерам уйти с добычей обратно. Одно дело небольшому отряду под покровом темноты перелезть через неохраняемую часть стены, и совсем другое — перетащить через неё награбленное (особенно угнанный скот), да ещё и уходя от погони. Так что ключевая задача стены — это в первую очередь защитить римскую землю от мелких набегов и грабежей, не дав небольшим отрядам и бандам прорваться достаточно глубоко на римскую территорию, а если это произойдёт — то перехватить их на обратном пути, отбив пленных.

История стены Адриана заканчивается более или менее вместе с историей римской Британии. В 410 году правительство в Риме сочло удержание провинции более нерациональным и просто эвакуировало с острова все войска и всех пожелавших уехать вместе с ними. Британия была брошена на произвол судьбы. Собственно процесс эвакуации (местами переходивший в паническое бегство) начался ещё за двадцать лет до того, и стена Адриана была оставлена ориентировочно в 401 году.

Тем не менее, как предполагают археологи, какое-то время стена Адриана (или её отдельные участки) ещё функционировала — видимо, силами оставшихся гарнизонов или местных властей. Однако уже в VIII веке выломанные из неё фрагменты были использованы при строительстве монастыря в Монквермуте — как и многие (если не все) древнеримские сооружения, стена на долгие столетия стала для местных жителей каменоломней и складом бесплатного строительного материала.

Следует отметить, что идея возведения стен не умерла в Британии вместе с Римской империй. В конце VIII века король англо-саксонского королевства Мерсия по имени Оффа распорядился воздвигнуть вал вдоль границы своих владений с Уэльсом. Впрочем, масштабы этой фортификации были, прямо скажем, далеко не римские:

Мерсия и вал Оффы

Современный вид вала

Правда, не исключено, что во многих местах строители Оффы не столько построили что-то новое, сколько обновили валы более ранние: радиоуглеродные датировки показали, что по крайней мере в Шропшире первоначальные валы были насыпаны около 445 года нашей эры, то есть ещё до прихода англо-саксов. Высказываются и подозрения, что исходно вал простирался отнюдь не «от моря и до моря», а был существенно более коротким — около ста километров. Точно сказать сложно, ибо письменных источников мало, сохранилось укрепление не везде и раскопки велись далеко не на каждом его участке.

Вообще, древних валов в Европе достаточно много, но по поводу времени их постройки и авторства обычно имеются бо́льшие или меньшие сомнения. Нельзя лишь отрицать, что идея «поставить большой забор», чтобы отгородиться от врага, человеку определённо свойственна. Одна китайская стена чего стоит…

Продолжение следует…

Источники: 1 и 2

Предыстория рождения Джона Сноу. Сюжет «Игры престолов» который необходимо знать



Количество читателей статьи:
"Щит царства человеческого" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2017 | Рубикон геополитики