Причины, по которым США не могут повлиять на «умеренную оппозицию»


В связи со срывом американо-российского соглашения от 9 сентября с.г.  по установлению режима прекращения боевых действий в Сирии и жесточайшими дискуссиями на эту тему в Совете Безопасности ООН между Вашингтоном и Москвой, многие политологи задаются резонным вопросом: а пытались ли США и их союзники вообще каким-либо образом влиять на сирийскую оппозицию и пытаться склонить ее к выполнению соглашения? Позиция российского МИДа в данном случае абсолютна выверена и оправдана: Москву абсолютно не интересуют, что делалось на этом направлении. Ее интересует конкретный результат, а его нет. Между тем, справедливости ради надо признать, что США работали в формате убеждения оппозиции принять условия перемирия. Но насколько эффективными могли оказаться их усилия?

Прежде всего, надо понимать, что США не в состоянии в одиночку влиять на весь пестрый спектр так называемых «оппозиционных групп». Для этого нужно заручиться поддержкой региональных игроков, вовлеченных в конфликт. Без поддержки  Турции и монархий Залива Вашингтон элементарно не в состоянии реально воздействовать на процессы, происходящие в оппозиции, хотя, безусловно, имеет каналы коммуникации практически со всеми радикальными группами.

Как раз на этом этапе у Белого дома и начинаются проблемы. США сейчас находятся в очень сложных отношениях с Турцией, по факту блокирующей реальные боевые наступательные действия сил международной коалиции на сирийскую «столицу» ИГ* Ракку.

С другой стороны, соглашение явно не учитывало и интересы Саудовской Аравии. Вашингтон, разыскивая в Сирии умеренную оппозицию, сделал ставку на будущее включение в политический процесс группировки «Ахрар аш-Шам»*, которую поддерживают Турция и Катар. Более того, американцы смогли убедить Москву не включать представителей этой структуры в список террористических.

А вот «Джебхат ан-Нусра»*  так и осталась в этом списке — не спас ни ребрендинг (летом она сменила название), ни формальное отречение от связей с «Аль-Каидой»*.  Хотя все эти действия были предприняты под давлением Катара и саудитов именно с прицелом на участие в будущем политическом процессе или, как минимум, для исключения из списка целей совместных атак ВВС США и ВКС России .

Но продолжительные связи «Джебхат фатх аш-шам» (как теперь называется Нусра) с Аль-Каидой являются для Штатов слишком принципиальным моментом. В свете  терактов «11 сентября» и «global war on terrorism» признать официальную ячейку Аль-Каиды (якобы бывшую) частью политической оппозиции является очень серьезным и далекоидущим шагом для главы внешнеполитического ведомства, особенно накануне выборов.

Возможно, Керри посчитал, что саудиты не настолько сильно влияют на ситуацию в Сирии, как турецкое руководство, и должны удовлетвориться тем, что в список террористических группировок не попала «Джейш аль-Ислам» — другая просаудовская структура. Или недооценил, насколько важные рычаги для управления военной обстановкой предоставляет ан-Нусра и насколько сильно ее влияние на другие структуры «умеренной оппозиции».

Определенное рациональное зерно в этом было — влияние Саудовской Аравии в сирийском конфликте существенно сократилось в последние месяцы, но очевидно не настолько, насколько рассчитывали в США . В итоге «Джебхат ан-Нусра» явно не без помощи саудитов предприняла активные попытки сорвать перемирие, а «Джейш аль-Ислам», в свою очередь, не торопилась присоединяться к нему. Кроме того,  весь исламистский сегмент сирийской оппозиции выступил на переговорах практически единым фронтом, что вызывает сомнения в возможности их какого-то разделения по принципу «умеренности».

Негибкость Эр-Рияда в этом случае имеет двойственную природу. Это, во-первых, традиционное бедуинское упрямство. А, во-вторых, желание дотянуть до президентских выборов в США в надежде, что новый хозяин Белого дома кардинально изменит политику США на сирийском направлении. На наш взгляд, такие саудовские надежды беспочвенны. Ровно потому, что при любом варианте исхода выборов в США, новый президент будет продолжать политику в прежнем ключе, в которой главным пунктом будет сохранение некого суннитского ядра сопротивления в Сирии с обязательным отказом его от радикальной идеологии.

В общем-то, США сами виноваты в том, что к ним мало прислушиваются в сирийской оппозиции. С самого начала кризиса они приняли позицию стороннего наблюдателя и не делали никаких попыток каким-то образом структурировать «удобную» для себя оппозицию в лице Сирийской свободной армии (ССА), что им неоднократно предлагали сделать в Анкаре. И причиной такого поведения было не «слабость» ССА, что можно было при желании легко исправить, а нежелание лично президента Б.Обамы иметь дело с Р.Т.Эрдоганом. В результате оппозиционный сегмент был отдан фактически на откуп Эр-Рияду, который подтянул к своему проекту Анкару, и результат в данном случае был очевиден: ведущей силой среди антиасадовских сил стали джихадисты (других рецептов у Саудовской Аравии просто нет).

Начало военной операции России в Сирии 30 сентября 2015 года  заставило активизироваться Вашингтон, но время для того, чтобы реально повлиять на ситуацию, уже упущено.

*Организации признаны террористическими и запрещены в России



Количество читателей статьи:
"Причины, по которым США не могут повлиять на «умеренную оппозицию»" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2018 | Рубикон геополитики