Турецкий поклон: что стоит за дипломатическими реверансами Эрдогана?


Спустя почти три года с момента инцидента вокруг корабля «Мави Мармара» у берегов Газы Турция и Израиль, наконец-то, нормализовали отношения. Менее ожидаемым, но более значительным, было сообщение Кремля о том, что президент Турции Реджеп Эрдоган направил президенту России Владимиру Путину письмо с извинениями за сбитый в ноябре военный самолет Су-24.

После чего, впервые за семь месяцев между Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом состоялся телефонный разговор,  который описали как «продуктивный» и «позитивный». Итогом стало поручение Премьер-министра Дмитрия Медведева о поэтапной отмене санкции против Турции,  а президент Владимир Путин снял запрет на туристические поездки в эту страну.

Неожиданное восстановление рабочих связей Турции с двумя своими могучими «соседями» остается одной из важнейших тем мировой политики.

Что же заставило Турцию так резко изменить внешнеполитический «галс» и начать дипломатическое «расшаркивание»?

Для этого следует окунуться в небольшой флешбек правления Реджепа Тайипа Эрдоган.

Одним из основных черт присущих эпохе «Эрдогана» в политической жизни Турции, стала борьба с наследием кемалистской секуляризации и манипуляция легендарным османским прошлым и ценностями ислама в погоне за популярностью у народных масс.

Во внешней политике – это свелось к импульсивным попыткам активного участия в Ближневосточной мозаике, что в конце концов, привело Турцию в центр водоворота геополитических событий, который с каждым днем засасывал страну все глубже в бездну кризиса.

Одним из таких эпизодов стала атака на Российский Су-24, в результате чего, Москва приостановила безвизовый режим для турецких граждан, ограничила импорт турецких товаров, ужесточила ограничения для турецких организаций, работающих в России, и посоветовала жителям страны воздержаться от поездок в Турцию.

В Сирии Россия доукомплектовала свои средства противовоздушной обороны, проводила тяжелые авиаудары по боевикам, которых поддерживает Турция, и дала понять, что будет сбивать турецкие самолеты, пролетающие над Сирией. Москва, таким образом, ограничила военные возможности Анкары в Сирии, поскольку Турция не имеет ни малейшего желания начать военное столкновение с Россией.

Что наиболее опасно для Анкары, Россия намеренно налаживала отношения с отрядами народной самообороны курдов (YPG), помогая их военным операциям и — по крайней мере, согласно заявлениям Анкары — возможно, даже поставляла оружие Курдской рабочей партии — турецкой сепаратистской группировке

Эрдоган метал громы и молнии, но одного этого было недостаточно что бы что-то изменить.

С другой стороны, «компенсировать» сотрудничество с Россией «Западным вектором», потерпели крах. Переговоры с Евросоюзом уже давно зашли в тупик, а «Brexit» стал вишенкой на торте, увенчавшей стремительно катящиеся под откос отношения с Евросоюзом. Картина, в которой переживающий кризис Евросоюз вряд ли захочет в ближайшее время принимать новых членов, (да еще каких членов!) приобрела предельно четкие очертания.

Еще одним ударом стала смена политики США в Сирии. Ранее ЦРУ, Пентагон и госдеп двигались практически в противоположных направлениях. Одни вели мирные переговоры, другие поддерживали протурецких боевиков, а третьи — курдов. А сейчас американцы сконцентрировались на поддержке курдов, которые совершенно определенно нацелились на получение автономии. На данный момент курды в составе организованной Штатами SDF (демократические силы Сирии) ведут наступление на позиции Исламского государства* в направлении Манбиджа. При определенных обстоятельствах (в случае  успешного выдавливания ИГИЛ и поддерживаемых Турцией «повстанцев» с их позиций на севере страны), существует риск появления огромного курдского анклава от Северного Алеппо до Хасеке.  Для Турции сотрудничество Вашингтона с YPG, а уж тем более вооруженная до зубов курдская автономия под боком – неприемлема.

Кроме того, Эрдоган понимает, что эпоха Обамы подходит к концу и впереди -неопределенность.

Тем временем сама Турция фактически находиться на военном положении, а количество жертв терактов только с начала 2015 года исчисляется четырехзначными цифрами. Кризис, охвативший почти все сферы экономики, все больше проявляется в падающей эффективности работы государственных институтов. А полупустые гостиницы и пляжи добавляют мрачных красок в эту и без того, апокалиптичную картину.

Соцопросы показывают, что турки все меньше уверены в будущем и все острее ощущают исчерпанность проекта общественного развития. Причем как кемалистского, так и консервативно-демократического, который олицетворял собой режим Эрдогана в 2000-е годы.

Таким образом, Турецкий лидер оказался в безвыходной ситуации. У него не осталось козырей в колоде, да и сама колода на исходе. По существу, его политика превратилась в огромное нагромождение провалов по всем направлениям. И более того, она стала идти в разрез с запросами всей прослойки правящих элит.

В тоже время, Турецкая правящая Партия справедливости и развития стояла у истоков установления дружественных отношений с Россией в течение всего начала XXI века. Многие турецкие бизнесмены, ведущие дела с Россией, являются членами правящей партии и депутатами парламента. Их бизнес после разрыва отношений с Россией рухнул, а они рассчитывали на рост. Ведь Эрдоган говорил о достижении уровня 100 млрд долларов, и они делали на это ставку. А после разрыва многие оказались на грани банкротства.

А что касается оппозиции, то и курды, и народно-республиканская партия, и националисты из партии Националистического движения тоже критиковали Эрдогана за этот шаг, опасаясь, что турецкая экономика рухнет, если связи с Россией будут разорваны.

Существует конспирологическая точка зрения, что даже военные предъявили Эрдогану претензии по поводу проблем в экономике и потребовали изменения конфронтационной линии.

Соответственно, потепления отношений с Россией отвечает чаяниям практически всего политического истеблишмента Турции. В этом контексте, письмо Эрдогана Путину — это шаг того же порядка, что и «сделка с Израилем». В нем есть и стремление переломить нарастающую международную изоляцию, и попытка пересмотреть «принципиальные позиции» в пользу политического прагматизма.

Он безусловно улучшает внешнеполитическую обстановку и способствует снижению напряжения внутри страны. Скорее всего проблем в экономике он мгновенно не решит, но немного сгладить последствия российских санкций и послать позитивные сигналы предпринимательскому сектору он вполне сможет. Так что с точки зрения прагматизма посыл является удачным во всех смыслах.

Видимо именно такой тотальный запрос на улучшение отношений с Россией в Турецком обществе и обусловил смиренные извинения Эрдогана («kusura bakma» означает именно просьбу «извинить» достаточно обратиться к наиболее авторитетному из издаваемых в Турции словарей «Redhouse» или же толковому двухтомнику, выпущенному Турецким лингвистическим обществом) так как в данном случае позитивный эффект значительно превышает имиджевые потери образа Турецкого «мачо».

К такой интерпретации готовилось и общественное мнение, особенно после отставки премьер-министра Турции Давутоглу, на которого свалили все последние проблемы и ошибки.

Хотя для Турции восстановление отношений с Россией и Израилем не только большой портфель контрактов для турецкого бизнеса, но и геополитические выгоды, в стратегическом плане с Израилем политического союза быть не может, а вот с Россией перспективы большие. Политических союзников у Турции не осталось, и она будет готова ко многим политическим предложениям, эффект от которых вполне может повлиять на политический климат на Ближнем Востоке. Например, от Турции вполне можно ожидать и шагов в сторону режима Башара Асада (и здесь курдский фактор сыграет определяющую роль).

Но вот оптимистичные ожидания от вывода российско-турецких отношений на докризисный уровень едва ли оправдаются в ближайшем будущем. Крупные энергетические проекты — «Турецкий поток» и АЭС «Аккую» — быстро возобновить не получится.

Приток турецких овощей, эмбарго с поставок которых возможно снимут в ближайшие дни, будет мало востребован в России летом, когда хватает и более дешевых местных продуктов. На восстановление туристического потока потребуется не один месяц, а до конца высокого сезона осталось не так много времени, так что примирение с Россией вряд ли серьезно смягчит катастрофический спад на турецком туристическом рынке.

Зато нормализация отношений с Россией и Израилем принесет турецкому руководству серьезные дивиденды во внутренней политике  и укрепит авторитет нового внешнеполитического курса правительства Бинали Йылдырыма, который обещал работать на улучшение отношений со странами региона.

Ускорить уже наметившийся во внешней политике Турции разворот может последний теракт в стамбульском аэропорту — это может заставить правительство Турции пересмотреть свою позицию по отношению к Исламскому государству и начать активнее взаимодействовать в этом вопросе с западными союзниками и Россией. Более того, превращение ИГИЛ в главную угрозу безопасности Турции неизбежно заставит турецкое руководство искать несиловое решение курдского вопроса. Так что нельзя исключать, что примирение с Израилем и Россией — это только начало принципиально нового этапа в турецкой политике.

*Организация признана террористической и запрещена в России



Количество читателей статьи:
"Турецкий поклон: что стоит за дипломатическими реверансами Эрдогана?" 3 комментария


  • Stratfor: подоплека Сирийской сделки Вашингтона - Цезариум

    […] указали, что этому способствовали недавние шаги по нормализации отношений между Россией и Турцией, которые были источником нестабильности в течение […]

  • Насколько прочна новая дружба между Москвой и Анкарой? - Цезариум

    […] Потепление отношений между Москвой и Анкарой встречено в мире с оптимизмом, поскольку таким образом серьезно снижается вероятность еще одного военного конфликта. […]

  • Итоги Сирийской кампании в 2016 году - Цезариум

    […] границе. Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения, которые Владимир Путин принял, после чего российская […]

  • Добавить комментарий

    © 2019 | Рубикон геополитики