Copyright@ Cezarium 2019
Главная » Блоги » Кризис мирового православия: что будет дальше?
2019-10-17 нет комментариев Блоги, История и культура Просмотры: 2727

Кризис мирового православия: что будет дальше?

Сегодня, 17 октября, в Москве состоялось внеочередное заседание Священного Синода Русской православной церкви (РПЦ), на повестке дня которого основной вопрос – что делать с признанием Православной церкви Украины (ПЦУ) теперь уже и со стороны Элладской православной церкви (ЭПЦ). ПЦУ, как известно, 6 января текущего года получила от Константинопольского патриархата (КП) административную независимость (так называемую «автокефалию») в обход мнения Русской православной церкви. ЭПЦ стала второй по счету православной церковью из числа 14 общепризнанных, которая одобрила создание на Украине независимой церкви. Некоторые околоцерковные аналитики полагают, что признание ПЦУ со стороны ЭПЦ станет неким спусковым крючком, который запустит процесс лавинообразного признания этой новосозданной структуры всем православным миром. Так ли это? Попытаемся разобраться.

Те, кто следил за событиями обострения взаимоотношений между Константинопольским патриархатом и Русской православной церковью, знают аргументы обеих сторон и выдвигают ряд тезисов, с которыми можно соглашаться или нет. Многие обвиняют РПЦ в ряде ошибок и непродуманных шагов, говоря о том, что их церковные дипломаты оказались беспомощны в противостоянии греческим интригам. Кто-то говорит о том, что ошибкой был разрыв Синодом РПЦ общения с Константинопольским патриархатом, кто-то о том, что надо было предвидеть такое развитие событий и не заниматься самогипнозом.

Так или иначе, разрыв общения между Русской Православной Церковью и  Константинопольским патриархатом был неминуем из-за неоднозначных действий последнего с точки зрения православной традиции и канонов на территории Украины. Разорвано не общение в принципе («я с тобой не разговариваю»), а евхаристическое общение – совместное служение литургии, что в сложившихся условиях стало просто невозможным. Но это не мешает продолжать обсуждать проблему в рамках круглых столов, семинаров, совещаний или еще каких-то форматов. РПЦ к этому в целом готова. Но на это никогда не пойдет Константинополь, где считают, что вопрос решен, и решение по Православной церкви Украины (ПЦУ) должно быть либо поддержано в том виде, в котором оно состоялось, либо не поддержано – и тогда к неподдержавшим будут применены меры воздействия. Обсуждать что-либо здесь Константинополь просто не намерен. Есть решение и оно рано или поздно будет принято всеми и точка.

Для аналитиков, так или иначе связанных церковной тематикой, стал крайне неожиданным тот факт, что патриарх Варфоломей и его Синод повел себя именно таким образом. Все их прогнозы сводились к тому, что, в крайнем случае, будет промежуточное решение – вхождение в состав КП раскольнических групп частично или полностью (по образцу принятия в состав КП неканонических церковных групп украинской диаспоры в начале 90х годов), с дальнейшим рассмотрением вопроса автокефалии «когда-нибудь», когда «все придут к согласию». Однако на Фанаре (резиденция Константинопольских патриархов в Стамбуле – прим.) всех обманули. Были у нас к этому готовы? Не были. Что сыграло роковую роль? Недостаточная осведомленность, иными словами плохо сработала не столько церковная дипломатия, сколько церковная «разведка». И, конечно, самонадеянность.

То, что Элладская Православная Церковь по факту признала ПЦУ – это не сенсация и не трагедия. Как раз сенсацией является то, что она так долго ПЦУ не признавала, а когда признала, то это спряталось за настолько туманными формулировками, что красноречивее всего говорит о том, что в ЭПЦ на самом деле думают по этому поводу. Но против лома нет приема. ЭПЦ всегда была фактическим сателлитом КП (у УПЦ в составе Московского патриархата в чем-то даже больше независимости, чем у ЭПЦ от Константинопольского патриархата, хоть формально это и называется автокефалией). К тому же другого от церкви, которая абсолютно подконтрольна своему правительству (священнослужители в Греции – это госслужащие), а то в свою очередь практически полностью зависимо от западных финансовых и политических институтов, ожидать и не приходилось. И то, сколько времени потребовалось на признание и сколько состоялось визитов официальных лиц Соединенных Штатов в Грецию и «неформальных» бесед посла Пайетта с греческими иерархами, говорит о многом.

Патриарх Константинопольский Варфоломей

Что дальше? Лавинообразного признания ПЦУ ожидать, по всей видимости, не стоит. Нужно четко понимать, что Кипрская и Албанская церкви, хоть и также входят в «греческий блок», тем не менее, гораздо более самостоятельны. В первом случае – в силу исторического фактора, во-втором – авторитет и честная позиция по этому вопросу предстоятеля Албанской архиепископии Анастасия (Яннулатоса). Кто не знает, стоит прочесть его весеннюю переписку с патриархом Варфоломеем по данному вопросу. В сети она в свободном доступе и в неплохом переводе на русский язык. Там всерьез поставлен вопрос о действительности хиротоний иерархов ПЦУ, причем позиция против признания аргументирована безупречно.

Что касается древних патриархатов – Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского – то они еще более осторожны. Эксцессы с сослужением отдельных иерархов, лично поддерживающих Константинополь, с представителями ПЦУ будут, но это частности. К тому же Антиохийский патриархат – не греческий, а арабский. Не так давно в СМИ просочились слухи, что КП рассматривает возможность дарования автокефалии митрополии Ливанских гор (в пределах Ливана), неотъемлемой и очень древней части Антиохийской церкви. Это серьезный вызов патриархату, который намного древнее Константинопольского.

Чего стоит ожидать со стороны Константинополя? Им удалось совместно с западными союзниками продавить ЭПЦ, но дальше, скорее всего, тактика будет сменена и для каждой автокефальной церкви она будет персональной – для каких-то церквей это будет шантаж «решением» их внутренних споров (для Сербской церкви – Македония и Черногория, для Грузинской – Абхазия и Южная Осетия, для Румынской – поддержка ее экспансии в Молдову и т. д.). Но для тех, кто «территориальных проблем» не имеет, это будет, скорее всего, курс на смену предстоятеля (по состоянию здоровья или в связи с каким-либо скандалом, как это было в 2005 году с Иерусалимским патриархом Иринеем) с параллельной активизацией про-фанариотской партии внутри епископата той или иной церкви при поддержке западных центров влияния. Цель – избрание про-константинопольского предстоятеля в каждой поместной церкви. К этому РПЦ всерьез нужно готовиться и не пропустить мимо глаз и ушей даже малейшего намека на такое развитие событий.

Коммюнике сегодняшнего заседания Синода РПЦ уже опубликовано и все имеющиеся на сегодняшний день решения известны. Надо сказать, эти решения достаточно взвешены. Многие полагали, что после фактического признания ПЦУ со стороны Элладской церкви последует разрыв евхаристического общения. Однако этого не произошло, что уже отмечено рядом экспертов как определенное проявление гибкости со стороны Москвы. Однако в заявлении Синода абсолютно упущен один очень важный момент, а именно никак не упомянута созданная весной этого года инициативная группа из предстоятелей четырех древних церквей – Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской и Кипрской для поиска решения по «украинскому вопросу». Усилия группы были тогда поддержаны как со стороны КП, так и со стороны РПЦ. Сейчас самое время данной группе проявить себя и всерьез поставить вопрос о созыве всеправославного совещания по вопросу Украины. Уже понятно, что все ссылки на якобы исключительную «привилегию» КП созывать всеправославные совещания и соборы не работает. КП никогда на это не пойдет, потому что не готов к прямому диалогу. К тому же, кто сказал, что это прерогатива КП? Когда-то это была прерогатива византийского императора, но ни императора, ни империи уже более 500 лет как не существует. Или патриарх Константинополя присвоил себе привилегии византийских императоров? Это тоже, кстати, тема для обсуждения.

И последнее. Чем больше представители РПЦ на мировых площадках говорят о том, что греки пошли на поводу у американцев в деле признания ПЦУ, тем больше настраивают греков против себя. Даже тех, кто не поддерживает конкретное решение по ПЦУ. По мнению греков, это не американцы использовали их, а они американцев в достижении заветной цели – восстановлении Константинопольским патриархом своего статуса и древних привилегий в Православной церкви. Сам этот статус и привилегии, какими они были во времена Византии – это тема отдельного рассмотрения. Там не все так однозначно. Как и с вопросом о том, что такое автокефалия. Некоторые, однако, считают, что цель оправдывает средства, даже ценой весьма «расширительного» отношения к канонам и раскола мирового православия. Это надо понимать: Константинопольский патриарх – это живой символ былого величия и единства греков. Может кто-то в греческом мире и не согласен конкретно с Варфоломеем, оспаривает его решения, но сам его статус как патриарха Нового Рима для них священен. Ведь никто из греческих церквей не оспорил сомнительное с исторической точки зрения «исключительное право» Константинополя даровать автокефалию, причем где угодно и по своему усмотрению (про канонический аспект вообще умолчим, так как каноны 1000-летней давности вообще не знают, что такое автокефалия). У некоторых в «греческом блоке» есть лишь сомнения, как и при каких обстоятельствах это было сделано в контексте создания ПЦУ.

Вместе с тем уже понятно, что после всех последних телодвижений Константинополя по возвращению себе «былого величия» за счет Украины, на кону ни много ни мало сохранение православия как такового или превращение его в протестантизм византийского обряда, в котором у большинства епископов, священников и диаконов будет со временем такая же степень апостольского преемства, как у пятидесятнических пасторов.

Автор: Юрий Дубовой

Количество читателей статьи:
"Кризис мирового православия: что будет дальше?" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *