Copyright@ Cezarium 2019
Главная » Акторы » Появится ли независимый Курдистан?
2019-10-28 нет комментариев Акторы, Все новости Просмотры: 9972

Появится ли независимый Курдистан?

Создание независимого и суверенного государства Курдистан — тема, имеющая длительную историю и разные видения по реализации данного проекта.

Территория, занимаемая в настоящей время компактным курдским населением, составляет около 500 тыс км. Они проживают на стыке Ирака, Турции, Сирии и Ирана, а также в ряде соседних стран, не считая диаспору в других местах. По количеству населения в Иране проживает примерно 8,1 млн. курдов (10 %
населения), 5,5 миллиона в Ираке (17 %), 1,7 миллиона в Сирии (9,7 %) и 14,7 миллиона в Турции (18 %).

Карта расселения курдов и приблизительные размеры их возможного государства

Исторически у курдов была протогосударственность, из-за чего в настоящий момент и ведутся многочисленные спекуляции о необходимости обретения курдами суверенитета. В Восточном Курдистане с конца XII до середины XIX в. располагалось княжество Арделан, с которым приходилось считаться а в Диарбакыре, Мардине, Аране, Ани, Динавере, Шахризуре и Луристане в разное время также были отдельные независимые княжества, которыми управляли династии курдов. В противоборстве между Османской империей и Персией курдские княжества выступали в качестве форпостов двух государств, что вынуждало различные курдские племена быть лояльными той или иной державе и, соответственно, вносило потенциальный конфликт между курдами в будущем.

После соглашения Сайкс-Пико курды также оказались разделены между зонами влияния, а при обретении независимости региональными странами снова оказались включенными в гражданства различных государств. Две попытки создания собственных государств в ХХ веке оказались обречены на провал — самопровозглашённая Араратская Курдская Республика на территории Турецкого Курдистана в 1920-е гг. сумела просуществовать всего три года, а Мехабадская Республика на территории Ирана, объявленная в 1946 г. прожила меньше года.

Так могла бы выглядеть политическая карта региона по итогам Первой Мировой Войны

Внешние игроки использовали курдов по своему усмотрению. Если Израиль начал поддерживать курдов по причине хронической неполноценности (выражение Бен Гуриона) из-за окружения арабскими странами (та же причина привела к тесному взаимодействию с шахским режимом Ирана до 1979 г.), то у США были другие перспективы и прагматические стратегии. Например, Иракский Курдистан стал одним из плацдармом для операций против Саддама Хусейна в 90-х и в 2000-х гг. После США развернули базы в городах Эрбиль, Киркук и Мосул, а после появления ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в РФ), обосновывали свое присутствие необходимостью борьбой с терроризмом. Но это касалось исключительно военного присутствия.

Известная карта кровавых границ Ближнего Востока Ральфа Петерса от 2006 г. демонстрирует Курдистан как монолитное государство, созданное из частей Турции, Сирии, Ирака и Ирана, выходящее на севере к берегам Черного моря. Еще ранее покойный британо-американский историк Бернар Льюис предложил подобный сценарий, правда, без выхода к Черному морю (за счет Турции), но с поглощением почти всей Армении и небольшой части Азербайджана. Данный вариант начал разрабатываться в Принстонском Университете еще в 1981 г., где Бернар Льюис занимал должность профессора кафедры исследований Ближнего Востока.

карта кровавых границ Ближнего Востока Ральфа Петерса

Однако, практически вопрос получения курдами государствами зависит от двух факторов — 1) политической воли самих курдов, что подразумевает устранение внутренних противоречий и разработку долгосрочной консолидированной стратегии; 2) крушение государственности как минимум одной из четырех стран — Сирии, Ирака, Ирана или Турции.

А идеальный проект независимого Курдистана подразумевает объединение всех четырех зон — Бакур, Машуд, Рожава и Рожилат (буквально — Север, Юг, Запад, Восток) — т. е. турецкой, иракской, сирийской и иранской территорий, населенных курдами, но в современном мире такие воображаемые проекты, как
правило, далеки от своего практического воплощения.

Очевидно, что наибольшие возможности для строительства государственности были у иракских курдов, которые имеют свою автономию. Однако, автор, неоднократно посещавший Иракский Курдистан, на вопрос о том как видят иракские курды будущую государственность, не получил адекватного ответа. Об этом ведутся дискуссии — одни видят это как более широкую автономию, другие предполагают республиканский тип правления, а некоторые даже выступают за создание монархии.

Гражданская война, которая вспыхнула в Иракском Курдистане в 1994 г. и закончилась в 1998 г. подписанием мирного соглашения между Масудом Барзани (Курдская Демократическая Партия) и Джалалом Талабани (Патриотический Союз Курдистана) при посредничестве США, также является дополнительным подтверждением внутренних противоречий между курдами. Хотя сейчас вопросы
внутреннего самоуправления в Иракском Курдистане решаются мирным путем, ориентация КДП на Турцию и, частично, на США, а ПСК на Иран сохраняется.

Масуд Барзани

Кроме того, есть и культурные различия. Курды используют разные диалекты языка. Даже в Иракском Курдистане используют курманджи и сорани, а в последнее время говорят о появлении третьего диалекта на основе смешения двух. Кроме того есть южнокурдский язык и язык лаки (оба распространены в Иране и Ираке).

В Сирийском Курдристане (Рожава) вопрос самоуправления подняли довольно поздно — в 2012 г. когда саму Сирию расшатывали как извне, так и изнутри. Тогда же были созданы Отряды народной самообороны YPG. При этом тут же всплыли противоречия с иракскими курдами клана Барзани.

Партия Демократический Союз (ПДС), который состоял из местных сирийских курдов и другая структура — Курдский Национальный Союз, связанный с курдским региональным правительством Ирака не смогли договориться о распределении властных полномочий, что вызвало напряженность на местах. YPG даже
категорически воспротивились пускать на сирийскую территорию иракские курдские вооруженные силы Пешмерга для помощи в борьбе с ИГИЛ. Кроме того, ПДС обвинял Барзани в связях с турецким руководством и предпочел напрямую контактировать с Рабочей партией Курдистана в Турции.

В марте 2016 г. курдская администрация в трех районах в северной Сирии: Джазире, Кобане и Африне объявила о создании Федерации Северной Сирии — Рожава. Это была явная попытка развернуть над отдельными географическими районами один политический зонтик, контролируемым ПДС и ее военными
подразделениями YPG.

Но в августе Турция ввела свои войска в Сирию, создав собственную зону безопасности и начав сближение с Россией. Эти события подорвали усилия ПДС и их союзников, а нынешнее возвращение сирийских вооруженных сил в эту зону и военной полиции России резко ограничило любые возможности для реального
курдского суверенитета в Сирии.

Турция является страной с наибольшим количеством курдов как в отношении к основному тюркскому населению, так и по отношению к территории. Рабочая партия Курдистана признана в Турции террористической организацией. При этом далеко не все курды Турции согласны с программой и деятельностью этой партии. Хотя объективно инклюзивного проекта для всех курдов у правящей Партии Справедливости и Развития нет.

Права курдов отстаивает Народная Демократическая партия (Halkların Demokratik Partisi). По сути, это коалиция разных партий левого толка и профсоюзов, куда вошла курдская Партия мира и демократии. Через эту структуру курды легально лоббировали свои интересы. Однако любые попытки сепаратизма или любой намек на связи с РПК жестко пресекаются со стороны государства. В 2016 г. курдские лидеры этой партии, включая главу Саляхетидина Демирташа были арестованы по обвинению в пособничестве террористам. При этом Анкара отвергла обвинения и требования ЕСПЧ по данному делу. А в августе 2019 г. были сняты с постов три прокурдских градоначальника от этой партии.

митинг Народной Демократической партии

Операция турецких вооруженных сил на территории Сирии и авиаудары по курдским территориям северного Ирака , где расположены базы РПК свидетельствуют о серьезных намерениях Анкары в отношении консолидации курдов региона и вызовов, которые те могут бросить Турецкой Республике.

В Иране запрещена деятельность каких-либо курдских политических структур. Корпус стражей Исламской Революции осуществляет тщательный надзор за любой активностью, которая противоречит форме правления и идеологии Исламской Республики Иран. Регулярно происходят нападения на стражей и чиновников со стороны курдских боевиков, в ответ на что официальные власти вынуждены осуществлять репрессии. Курдские политические активисты и диссиденты из Ирана вынуждены скрываться на территории Иракского Курдистана. В Иране шансы курдов даже на самоуправление обречены на провал.

Кроме того нужно понимать, что любой прецедент, связанный с политическим усилением курдов будет вызывать жесткое противодействие не только в определенной стране, но и у соседей. Так, проведение референдума в Иракском Курдистане, который проходил в сентябре 2017 г. вызвал протест не только Багдада, но также Турции и Ирана, которые чувствительно относятся к вопросам сепаратизма. А поскольку даже при более худшей обстановки с точки зрения централизации власти в Ираке и Сирии курды не смогли достичь компромисса между собой и создать подобие федерации, в ближайшем будущее такая возможность вряд ли предоставится снова. Поэтому государство курдов еще многие годы будет являться лишь желаемой, но недосягаемой мечтой.

Автор: Леонид Савин

Количество читателей статьи:
"Появится ли независимый Курдистан?" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *