Copyright@ Cezarium 2020
2015-12-22 нет комментариев Наука и космос Просмотры: 938

ПРО et Contra

К концу года, стало известно, что США завершили развертывание американского комплекса противоракетной обороны (ПРО) Aegis Ashore на румынской военной базе в Девеселу (уезд Олт). Этому событию предшествовали многочисленные упоминания об успешных испытаниях морского и наземного компонента ПРО по всему миру. Насколько это может повлиять на безопасность и обороноспособность России и вообще, что непосредственно из себя представляет система противоракетной обороны на данный момент, попытаемся рассказать в этом материале.

Официальное названия этой программы – Национальная противоракетная оборона (National Missile DefenseNMD). История ее развития восходит к сороковым годам XX века и связана с ошеломляющим психологическим эффектом, произведенным первым боевым применением баллистических ракет. Речь безусловно идет о Фау-2 (V2) и о ее разящих ударах по Парижу и Лондону 8 сентября 1944 года. А в 1947 г. в США запустили проект Wizard с целью создать высокоскоростную управляемую ракету, способную осуществлять перехват баллистических ракет вроде Фау-2.

В дальнейшем появились программы Nike-Zeus и Nike-X, а первый противоракетный радар AN/FPS-49 был принят на вооружение США в 1960 г.  Но в игру уже вступила легендарная советская «семерка» (Р-7) первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета и ставки в игре резко возросли. В дальнейшем США планировали развернуть программу «Sentinel» (Страж), но 26 мая 1972 года США и СССР подписали Договор об ограничении систем ПРО (вступил в силу 3 октября 1972 года).

В 1983 году Рейган дал ход знаменитой программе «СОИ» (стратегическая оборонная инициатива) которая должна была обеспечить полноценную защиту от межконтинентальных баллистических ракет и предусматривала размещение носителей перехватчиков в том числе в космическом пространстве. Реализация этой программы должно было обеспечить защиту всей территории США. Однако, реализация программы СОИ оказалась непосильно даже для Американского бюджета. Кроме того, ее осуществление было связано с рядом технических проблем, практически не разрешимых на том уровне технологий.  Когда в 1991 году СССР распался президент Джордж Буш выдвинул новую концепцию программы модернизации ПРО («Глобальная защита от ограниченного удара»), которая предполагала перехват ограниченного числа ракет — то есть удара небольшой мощности. Одним из оснований в смене доктрины было связано с возросшим после распада СССР риском распространения ракетно-ядерных технологий в мире.

Space_Laser_Satellite_Defense_System_Concept

23 июля 1999 года президент США Билл Клинтон подписал одобренный ранее Конгрессом законопроект о создании НПРО в своем сегодняшнем виде. Закон уполномочивал министерство обороны США развернуть части системы ПРО для защиты всей территории страны от баллистических ракет вероятного противника тогда, когда это будет «технически возможно». Необходимость разработки НПРО, по мнению президента, была связана с «усиливающейся угрозой возможного создания и размещения странами-изгоями ракет большой дальности, способных нести оружие массового поражения, против США и их союзников».

Уже 2 октября 1999 года США провели первое испытание прототипа НПРО, в ходе которого над водами Тихого океана была сбита баллистическая ракета «Минитмен» с учебной боеголовкой. А в июне 2002 года США официально вышли из Договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны.

Итак, что же на сегодняшний день представляет система ПРО и насколько она может быть эффективной в обеспечении безопасности США от ракетных угроз, в том числе, в случае потенциального конфликта с Российской Федерацией.

Основным компонентом системы национальной ПРО США является наземный комплекс перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории, известный как Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Этот комплекс состоит из системы РЛС раннего предупреждения и сопровождения, отслеживающих перемещение целей в космическом пространстве, и противоракет шахтного базирования Ground-Based Interceptor (GBI).

800px-Interceptor_Missile

По большему счету, основной задачей комплекса является перехват в космическом пространстве моноблочных межконтинентальных баллистических ракет, летящих в небольшом количестве и не использующих самые современные средства преодоления ПРО. В пользу этого факта свидетельствует и то, что в настоящее время для защиты континентальной территории США развёрнуто лишь 30 противоракет на Аляске и в Калифорнии, развёртывание ещё 15 ракет планируется завершить в 2017 году.

Основой информационного обеспечения системы, осуществляющей обнаружение и отслеживание угрожающих территории США космических объектов, являются три стационарных радара системы PAVE PAWS. Радиус действия радаров составляет порядка 2000 километров, что по сути не позволяет им обнаруживать и сопровождать ракеты на ранних участках траектории.

Перехват межконтинентальных баллистических ракет и их боевых частей производиться в космическом пространстве за пределами атмосферы Земли. Поражение целей — баллистических ракет и их боеголовок — осуществляется кинетическим перехватчиком, путем лобового столкновения на встречном курсе.

Противоракета представляет собой трёхступенчатый твердотопливный носитель, рассчитанный на вывод в околоземное пространство кинетического перехватчика — основного поражающего элемента системы. Длина ракеты составляет 16,8 метров, вес в снаряженном состоянии — 12,7 тонн. Расчётная дальность действия ракеты варьирует в зависимости от высоты траектории и составляет от 2000 до 5500 км. Максимальная высота запуска — 2000 км.

 

737px-PAVE_PAWS&BMEWS.svg

Основным поражающим элементом комплекса является заатмосферный кинетический перехватчик EKV (англ. Exoatmospheric Kill Vehicle). Он выводится противоракетой в космическое пространство и осуществляет перехват и контактное поражение  боеголовки. EKV весит около 64 килограмм и оснащён электронно-оптической системой наведения. Получая целеуказание с наземных радаров, перехватчик устанавливает сенсорный контакт с боеголовкой и наводится на неё, осуществляя маневрирование в космическом пространстве с помощью системы ракетных двигателей, работающих на сжатом газе (азоте).

Второй важный элемент Американской системы ПРО, с которым непосредственно связано развертывание на базе в Румынии и ряд громких испытаний последнего времени – это комплекс Aegis («Иджис», от англ. Aegis — «Эгида», мифический щит Зевса и Афины).  Изначально это корабельная многофункциональная боевая информационно-управляющая система (БИУС), представляющая собой интегрированную сеть корабельных средств освещения обстановки и средств поражения.

Mda_aegis

Сама по себе корабельная РЛС которой оперирует система (AN/SPY-1) с дальностью обнаружение целей около 320 км. не позволяет выступать в качестве полноценного элемента ПРО. Но идея заключается в обмене информацией между системой Aegis и GBMD в результате которого появляется возможность оперировать РЛС и противоракетами установленными на кораблях ВМС США или на передовых базах по всему миру (Aegis ashore).

В качестве основного средства борьбы с баллистическими ракетами здесь выступает зенитная управляемая ракета RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3).  Ракета имеет трёхступенчатую тандемную компоновку. Кинетический перехватчик имеет собственные двигатели для корректировки полёта и матричную охлаждаемую инфракрасную ГСН. Цели могут обнаруживаться на дальностях до 300 км, а коррекция траектории может составлять до 3-5 км. На текущий момент дальность поражения составляет 700 км., а высота поражения 500. Однако уже проходит испытания (принятие на вооружение планируется в 2018 г.)  SM-3 Block IIA который позволяет увеличить показатели до 2500 и 1500 км. соответственно, а также обладает более маневренным кинетическим перехватчиком и усовершенствованным механизмом наведения.

1280px-USS_Lake_Erie_(CG-70)_SM-3_start

Одним из успешных тестов для ракеты стало 21 февраля 2008 года ракета SM-3 была выпущена с крейсера «Lake Erie» в Тихом океане и через три минуты после старта поразила находящийся на высоте 247 километров аварийный разведывательный спутник USA-193, двигающийся со скоростью 7 580 м/с (27 300 км/ч).

Кроме того, в качестве перехватчика баллистических ракет могу использоваться усовершенствованные ракеты ПВО SM-6.  дальность действия: до 240 км высота цели: до 33 км.

Следующим уровнем ПРО выступает THAAD. Этот мобильный комплекс предназначен для передового прикрытия военных баз и стратегических объектов от входящих в атмосферу боеголовок баллистических ракет малого и среднего радиуса действия. Возможности комплекса не позволяют ему поражать цели в космическом пространстве.

THAAD_Launcher

Основным назначением комплекса является прикрытие стратегических военных баз, аэродромов и подобных объектов стратегического тыла от ракетных ударов противника с использованием тактических ракет и баллистических ракет малого и среднего радиуса действия. Для поражения цели используется кинетический перехватчик, позволяющий сбить боевой блок баллистической ракеты на дальности до 200 км при высоте поражения до 150 км. Ряд элементов комплекса THAAD аналогичен используемым в морском комплексе ПРО «Aegis».

Также, для оснащение элементами ПРО боевых частей сухопутных войск и прифронтовых объектов используется Армейский зенитно-ракетный комплекс MIM-104 «Patriot». В состав комплекса входит малогабаритная противоракета ERINT с кинетическим поражением цели, предназначенная специально для уничтожения баллистических ракет. В настоящее время все комплексы «Patriot» PAC-3 комплектуются как зенитными ракетами MIM-104 (для поражения аэродинамических целей), так и наполовину — противоракетами ERINT (для поражения баллистических ракет малого радиуса действия).

Patriot_System_2

Важная роль в обеспечение противоракетной обороны отводится космической системе раннего обнаружения пусков баллистических ракет. В 1994 году Министерство обороны США исследовало возможность объединения различных инфракрасных систем космического базирования для нужд ПРО. Результатом данного исследования было принятие решения о создании системы SBIRS на замену существующей системы ПРО — DSP (англ. Defense Support Program — Программа оборонной поддержки). Система DSP создавалась в 1970 году как система стратегического наблюдения и система раннего оповещения о пусках межконтинентальных баллистических ракет (МБР) дальнего действия.

В 2013 году Министерство обороны США располагало пятью спутниками DSP системы предупреждения о ракетном нападении SEWS (англ. Satellite Early Warning System). Спутники развернуты на геосинхронных орбитах и позволяют регистрировать пуски ракет через 40—50 секунд, а также определять траектории их полёта на активном участке.

СПРН SBIRS должна заменить SEWS. Она обеспечит обнаружение ракет менее чем через 20 секунд после старта и позволит идентифицировать боевые части и ложные цели на среднем участке траектории.

В рамках программы SBIRS Low предполагалось создать группировку из 24-х низкоорбитальных спутников, предназначенных для отслеживания баллистических ракет, выявления боеголовок, ложных целей на различных участках полёта. В 2001 году на основе данной системы под управлением Агентства противоракетной обороны США (англ. Missile Defense Agency — сокр. MDA) для нужд Национальной системы защиты от баллистических ракет (англ. National ballistic missile defense system — сокр. BMDS) была создана новая программа — STSS (англ. Space Tracking and Surveillance System — Космическая система слежения и видеонаблюдения).

Всего в рамках этих программ на орбиту выведены 8 спутников. Наземный сегмент комплекса SBIRS включает два центра управления. Также станция JTAGS (сокр. от англ. Joint Tactical Ground Station — букв. Совместная тактическая наземная станция) обеспечивает приём данных от систем программы SBIRS

Поводя итоги, можно прийти к выводу, что на данном этапе и в обозримом будущем, ПРО США не сможет достичь уровня способного существенно повлиять на потенциал Российских ракетных войск стратегического назначения для совершения, упреждающего или гарантированного ответного удара. Это касается как непосредственно технологического уровня   не способного адекватного отразить баллистические ракеты с разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения, так и количественного (недостаточное количество противоракет, станций обнаружения и слежения, группировки спутников).

 

Количество читателей статьи:
"ПРО et Contra" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *