Copyright@ Cezarium 2020
Главная » Акторы » CША » Революция дронов: как беспилотники меняют формат боевых действий
2020-11-20 нет комментариев CША, Акторы, Без рубрики, Россия Просмотры: 263

Революция дронов: как беспилотники меняют формат боевых действий

После войны в Карабахе многие эксперты заговорили о том, что в военном деле происходит революция, которая вот-вот изменит тактику, оперативное искусство и даже стратегию армий — не только развивающихся стран, но и самых мощных. Речь, прежде всего, идет о массированном использовании Азербайджаном беспилотных летательных аппаратов (БПЛА или просто дронов) — на основе турецких технических и стратегических разработок. Насколько эти прогнозы соответствуют действительности? 

В первые же дни боевых действий армия Карабаха потеряла десятки установок ПВО — главным образом устаревших, доставшихся Армении после распада СССР. Точное количество подбитой функционирующей техники определить невозможно если судить по видео с атакующих дронов, которые распространяло Минобороны Азербайджана, были уничтожены 26 установок ПВО и 12 радаров. Избиение ПВО затем продолжилось: в октябре и ноябре были подбиты несколько элементов дальнобойных зенитно-ракетных комплексов С-300 и одна пусковая установка самого современного из стоящих на вооружении Армении комплекса Тор-М2КМ российского производства.

Беспилотник Bayraktar TB2 в аэропорту Фамагусты на территории частично признанной Турецкой республики Северного Кипра. 16 декабря 2019 года
Muhammed Enes Yildirim / Anadolu Agency / ABACA / ddp / Vida Press

После решения проблемы ПВО дроны переключились на другую технику — танки, боевые машины, артиллерию и грузовики, перевозившие боеприпасы и подкрепления. За этим последовала серия ударов непосредственно по позициям армянской пехоты и по складам с боеприпасами. Кроме того, на протяжении всей войны дроны наводили на технику и скопления пехоты свою артиллерию.

В чем причина успеха турецких беспилотников?

  • Современные средства ПВО (а тем более, средства 20-30-летней давности) плохо приспособлены к «войне дронов».
  • Низколетящие микро-дроны вроде камикадзе Kargu трудно засечь радарами установок ПВО именно из-за их малых размеров.
  • БПЛА покрупнее (вроде того же Bayraktar, который позиционируется как «обладающий малой радиоэлектронной заметностью»), явно не являются «стелсами», что признают и турецкие эксперты; в их конструкции нет никаких признаков сознательной попытки снизить эффективную площадь рассеяния (ЭПР). Однако они и не выглядят как простая цель для ПВО: они почти полностью — кроме мотора, авионики, сенсоров и оружия — сделаны из композитных материалов, которые имеют меньшую отражающую способность по сравнению с металлами. Кроме того, избежать обнаружения им помогает скорость: радары систем ПВО «заточены» под высокоскоростные объекты. Изменить настройки радаров не так просто: ограничения на малоскоростные цели было введено не просто так, а для того, чтобы не было ложных «засветок» от объектов на поверхности, птиц и т. д.

Американский дрон MQ-9 Reaper во время полета над Афганистаном
Lt. Col. Leslie Pratt / US Air Force / AP / Scanpix / LETA

  • Вероятно, именно Bayraktar по сочетанию заметности и скорости оказался очень удачной моделью для противостояния с системами войсковой ПВО советского и российского производства. Так, более дорогие и крупные (и обладающие собственным активным — то есть излучающим — радаром) турецкие дроны Anka-S в феврале-марте 2020 года сделали в сирийском Идлибе намного меньше вылетов, чем аппараты Bayraktar, но понесли сравнимые с ними потери от огня с земли: две Anka (одна подтверждена фотографиями обломков) против трех-пяти Bayraktar (два подтверждены фотографиями).
  • Рабочая высота дронов типа Bayraktar (6 километров) и, тем более, Reaper или китайских Wing Loong просто недоступна для старых систем войскового ПВО и большинства переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), что и было продемонстрировано в Карабахе, где армяне в основном использовали именно такие комплексы.

«Стая» турецких дронов-камикадзе Kargu в помещении компании-производителя STM. Анкара, 11 июня 2020 года Mehmet Kaman / Anadolu Agency / ABACA / ddp / Vida Press

  • Новейшие российские ПЗРК «Игла-С» теоретически могут сбить такой дрон на пределе дальности, однако способность самостоятельно обнаружить цель на таком расстоянии и, тем более, поразить ее с помощью ракеты с тепловой головкой  вызывают сомнения.
  • Модифицированные войсковые системы ПВО «Панцирь» и «Тор», на которые перевооружены российские сухопутные войска, очевидно, имеют намного большие шансы в борьбе со средними беспилотниками, однако турки продемонстрировали в Сирии и особенно в Ливии, что могут побеждать и в противостоянии с отдельными современными комплексами российского производства. Вероятно, обнаружению дронов мешает использование Турцией в связке с ними системы РЭБ Koral, подавляющей радары противника.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-СМ» во время парада на Красной площади. 24 июня 2020 года
Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA

  • Еще хуже потенциальная эффективность противостояния ПВО и средних ударных дронов выглядит, если сравнить стоимость зенитно-ракетных комплексов и используемых ими ракет с ценой самих дронов. Так, комплекс Bayraktar из 4 дронов, систем управления, запасов бомб и ракет и передовых пультов связи для войск на фронте стоит около 5 миллионов долларов. Таким образом, потеря каждого дрона в отдельности обойдется его владельцу меньше, чем в миллион долларов. Ракета для «Панциря» до девальвации рубля 2014 года стоила 70 тысяч долларов (сейчас, вероятно, немного меньше; более точных и свежих данных нет); ракета для более эффективного «Тора» — 300 тысяч долларов.
  • Потенциально самая эффективная в борьбе с дронами система войсковой ПВО — модификации более дальнобойных ЗРК «Бук» с мощным радаром, — стоит еще дороже. Вероятно, стоимость одной ракеты «Бука» сравнима со стоимостью БПЛА Bayraktar.
  • ак или иначе, российские производители признали, что борьба с дронами (особенно малыми) с помощью дорогих ракет возможна, но экономически неэффективна.
  • Если учесть, что сами комплексы тоже несут потери, ситуация становится совсем печальной. Так, каждый зенитно-ракетный комплекс «Панцирь-С1» до девальвации поставлялся по контракту с ОАЭ по цене около 15 миллионов долларов (с боекомплектом в 48 ракет); значительная часть проданных ОАЭ комплексов потом оказалась в Сирии, где столкнулась в 2019-2002 годах с Bayraktar и понесла большие потери. Россия теперь использует более современную модель «Панцирей», которая даже для российской армии, скорее всего, обходится дороже. Предпоследняя модель более мощных и эффективных «Торов» в 2012 году стоила для российского Минобороны около 13 миллионов долларов за пусковую установку.
  • Кроме того, нужно учитывать, что пусковые установки и прочая техника систем ПВО отнюдь не является беспилотной, так что к возможным экономическим потерям следует прибавить и политические, связанные с гибелью экипажей.
  • То же касается и использования против дронов пилотируемой авиации: как показала война в Грузии 2008 года, российские истребители способны обнаруживать и сбивать даже небольшие дроны (в том случае — разведывательные БПЛА израильского производства). Однако вероятные потери пилотируемых самолетов во время борьбы с дронами — от огня вражеской ПВО или авиации — выглядят неприемлемыми.
  • Теперь Россия срочно создает усовершенствованные модели «Панцирей» и «Торов» для борьбы с дронами. В частности, они будут иметь меньшие по весу и цене ракеты и больший боекомплект.

Другим способом борьбы с дронами являются средства РЭП (радиоэлектронное подавление) и РЭБ (радиоэлектронная борьба). Российские образцы, похоже, хорошо справляются с кустарными дронами террористов в Сирии; однако их способность выводить из строя более крупные БПЛА, связанные с операторами мощным и помехозащищенным радиосигналом, не доказана.

Комплекс радиоэлектронной борьбы «Репеллент-1»
АО «НТЦ РЭБ»

Все очевиднее, что борьба с дронами потребует комплексного подхода — создания новых систем отслеживания малых дронов, новых специализированных радаров и обзорных оптико-электронных систем, способных обнаруживать средние дроны на больших расстояниях и высотах, новых средств поражения и подавления. Ясно, что все это будет недешево.

Для малых государств, которые не могут себе позволить сложные и дорогие системы защиты, не останется другого выбора, кроме как наращивать ударную мощь дронов. Так, например, в октябре 2020 года турецкие СМИ сообщили, что Украина планирует закупить у Турции 48 дронов Bayraktar TB2 (плюс к уже закупленным шести БПЛА).

Источник

Количество читателей статьи:
"Революция дронов: как беспилотники меняют формат боевых действий" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *