Copyright@ Cezarium 2021
Главная » Акторы » ВМФ России. Состояние и перспективы развития. Часть 4 (продолжение)
2017-03-24 нет комментариев Акторы, Россия Просмотры: 1674

ВМФ России. Состояние и перспективы развития. Часть 4 (продолжение)

Итак, в прошлой части вкратце была рассмотрена программа строительства большого количества корветов проекта 20380 для ВМФ России и её провал. Как я уже говорил в конце прошлой части, на мой взгляд, с чисто технической точки зрения корветы пр. 20380 являются совершенно провальными. Об этом и пойдёт речь.

Определяя облик данных кораблей, руководство флота и министерства обороны, по всей видимости решило “наделить” корабль ближней морской зоны способностями частичного решения задач в дальней океанской зоне и в пределах малого водоизмещения получить насыщенный, насколько это возможно различным вооружением корабль. Если головной корвет строился под уже имеющееся вооружение – ПКР Х-35 и зенитный-пушечно ракетный комплекс (ЗПРК) “Кортик”, то последующие уже строились под перспективный ЗРК “Полимент-Редут”, точнее его сильно усечённую версию. И в этом, к сожалению, и заключается одна из причин, по которым, на мой взгляд, данные проекты оказались провальными.

Собственно, ЗРК “Полимент-Редут” предназначен для вооружения кораблей класса “фрегат”. В его состав входит многофункциональная РЛС “Полимент”, состоящей из 4 ориентированных под прямым углом друг к другу фазированных антенных решёток и универсальные вертикальные пусковые установки (УВП) с ракетами 9М96. В частности, на фрегатах проекта 22350 устанавливается 2 УВП по 16 ячеек для ЗУР в каждой. Комплекс предназначен для эффективного отстрела атакующих корабль ПКР и позволяет отражать атаку со всех направлений одновременно. Одно из основных преимуществ данного ЗРК – это использование ЗУР семейства 9М96 с активными головками самонаведения.

В принципе, ракеты с активными ГСН могут применяться “автономно”, т.е. после пуска, ракета по имеющийся в момент пуска информации, совершает полёт в рассчитанную точку включения головки самонаведения при помощи инерциальной навигационной системы (ИНС), после чего ГСН включается, осуществляет поиск цели, её захват и ракета поражает цель. Однако в таком режиме применения эффективность ракет крайне низкая. Главное преимущество в том, что ракеты с активными ГСН “освобождают” РЛС лишь на конечном участке полёта, когда осуществлён захват цели ГСН. До этого момента ракете необходима т.н. радиокоррекция и РЛС должна отправлять команды коррекции на ракету, желательно как можно чаще. Фактически для уверенного поражения цели необходимо командное управление полётом ракеты, осуществляемом РЛС наведения для выхода в необходимую точку включения ГСН. В противном случае, к моменту включения ГСН в её “поле зрения” цели может и не оказаться (и скорее всего не окажется).

1478367664_9

Проблема в том, что в полноценном виде “Полимент-Редут” устанавливается только на фрегаты проекта 22350. На корветах же проекта 20380 устанавливаются УВП на 12 ячеек с зенитными ракетами без собственно РЛС “Полимент”, т.к. на корветах её банально негде разместить, просто нет места. В итоге корвет может рассчитывать только на обзорную РЛС “Фурке”, которая не способна и собственно даже не предназначена для командного управления ЗУР на маршевом участке полёта. В итоге, комплекс по различным оценкам, без РЛС “Полимент” может обеспечить мало-мальски эффективную ПВО по разным оценкам на расстоянии не более 10-15 километров. При этом ЗРК “Редут” имеет большую стоимость, и при этом возможности корвета чисто физически не позволяют его полноценно использовать. Проще говоря, возможности ПВО “серийных” корветов, оснащённых “Редутами”, не сильно превышают возможности головного корвета, оснащённого ЗПРК “Кортик”. Единственный плюс – что данные корветы выступили своеобразной испытательной платформой для “морских” ракет 9М96.

На мой взгляд, если уж и было решено вооружать корабль ЗРК средней дальности, логично было бы оснастить его комплексом “Штиль-1”. Он в отличии от “Редута” был готов ещё к моменту начала строительства корветов. Комплекс представляет собой радиотехнические средства и боевые модули в количестве от 1 до 3. Один боевой модуль состоит из 12 ячеек, в каждой из которых размещается зенитная ракета 9М317 (применяемая в ЗРК “Бук-М2”). Собственно, вариант “Штиля” с одним боевым модулем легко можно поместить на корабль водоизмещением 1.5 тысячи тонн, и соответственно разместить его на корвете водоизмещением 2200 тонн не представляло бы проблем.

А теперь собственно о том, почему корветы данного проекта, как мне кажется, являются полностью провальными. Вообще, что хотело руководство флота и МО, принимая решение о строительстве данных корветов? Надёжно “перекрыть” ближнюю морскую или т.н. литоральную зону, иными словами обеспечит надёжную защиту побережья. При этом значительная часть кораблей должна была предназначаться для Балтики. Собственно, все имеющиеся на данный момент 4 корвета пр.20380 как раз и входят в состав Балтийского флота. При этом корабли, предназначенные для обороны ближней морской зоны, действуют в зонах прикрытия авиации (а во “внутренних морях” это и вовсе не представляет никаких сложностей) и на “автономные” действия в дальней океанской зоне не рассчитаны по умолчанию. Соответственно для прикрытия ближней морской зоны логичнее иметь большое количество малых ракетных кораблей, оснащённых мощным ударным вооружением. Отвечают ли поставленным задачам корветы проекта 20380? Однозначно нет. Эти корветы имеют 8 ПКР комплекса “Уран”, и слабое зенитно-ракетное вооружение, пригодное только для самообороны. При этом оснащены крайне дорогим ЗРК, полноценно использовать возможности которого не позволяют физические ограничения в виде малых размеров и водоизмещения. На корветах пр. 20385 устанавливаются уже УКСК на 8 ячеек, в каждой из которых можно разместить ПКР “Оникс” или одну из КР семейства “Калибр”, а количество ячеек УВП зенитных ракет увеличено до 16. Но кардинально это никак не меняет ситуацию.

Конечно, корвет обладает неплохими противолодочными возможностями, в частности на них установлены комплексы противоторпедной обороны “Пакет-НК”, неплохой гидроакустический комплекс в виде подкилевой гидроакустической станции, буксируемой ГАС и даже погружаемой ГАС, что позволяет “заглянуть” под слой термоклина. Но опять-таки, не проще ли было строить серию малых ракетных и малых противолодочных кораблей?

Самое главное – корветы проекта 20380 имеют чрезвычайно высокую стоимость для такого класса кораблей, приближающихся к стоимости фрегата. Стоимость корвета пр.20380 оценивает в 13-14 млрд. рублей, что составляет более 400 миллионов долларов (по старому курсу). Слишком дорогая цена для корвета, возможности которого никак не соответствуют такой стоимости.

В итоге в общем то, руководство флота и пришло к тому, что задачи решения обороны ближней морской зоны стоит возложить на малые ракетные корабли, заказав массовую постройку малых ракетных кораблей проекта 22800 “Каракурт”, заложив первые два корабля в конце 2015-го.

Xl0kUOipXOI

Правда для этого потребовались введённые против России санкции, стимулировавшие принятие такого решения. При водоизмещении всего в 800 тонн они имеют УКСК на 8 ячеек под “Ониксы”\”Калибры”, а начиная с третьего корабля планируется установка нового ЗРК “Панцирь-М”. При этом скорее всего в плане возможностей ПВО они будут как минимум сопоставимы корветам с их “урезанным” “Редутом”. Строить их будут “малые” судостроительные заводы — Петербургский “Пелла”, Крымский судостроительный завод “Море” и Зеленедольский судостроительный завод. Они недорогие, их строительство возможно крупными сериями, уже заложены 6, а всего планируется построить более 20. При этом срок от момента закладки до ввода в строй вряд ли превысит 2-3 лет.

Что же касается корветов проекта 20380, то помимо огромной стоимости, совершенно не оправдывающей их возможности, они ещё и существенно “распыляют” и без того не сильно большие судостроительные мощности. При этом их упорно продолжают строить, заложив в последние 2 года ещё 4 корвета проекта 20380 и при этом озвучены планы строительства ещё 10 корветов проекта 20386. И даже заложили первый корвет этой серии в конце октября 2016-го. Эти корветы уже имеют мало общего с пр.20380 и даже с пр.20385. Они имеют совершенно иной облик, максимально ориентированный на достижение малой радиолокационной заметности (даже вертолётный ангар выполнен подпалубным), увеличенное до 3400 тонн водоизмещение, планируется реализовать модульный принцип вооружение и т.д. Удастся ли там разместить средства наведения для ЗРК “Полимент-Редут” пока не известно, но такое вполне возможно. Однако однозначно эти корветы будут стоить куда больше пр. 20380\20385. Их строительство при этом однозначно приведёт к ещё большему “распылению” сил, напряжёт до крайности предприятия ВМФ. И вместо того, чтобы строить нормальные крупные корабли, почему-то упорно продолжаются безумные “эксперименты” с корветами. Надеюсь всё же ограничится постройкой пары кораблей и на этом строительство неудачной серии корветов остановится.

NOV8ITsPyIM

На мой взгляд в «нулевых” годах происходили “метания” в руководстве флота и отсутствие внятного понимания того, для каких задач вообще нужен флот и каким образом их решать. Более-менее внятное понимание этого произошло уже только в этом десятилетии, но об этом в следующих частях.

Также, по моему мнению, в вопросах строительства флота руководству ВМФ России стоило внимательно изучить опыт Китая. Имея к началу “нулевых” формально весьма многочисленный, но с околонулевыми боевыми возможностями флот, с кораблями и подлодками, годящимися лишь на роль мишеней, они продемонстрировали колоссальные успехи. С 2004-го года они наклепали более 80 (!) быстроходных (со скоростью порядка 40 узлов) ракетных катеров- катамаранов, вооружённых ПКР YJ-83 (лёгкие дозвуковые ПКР с последовательным разгоном до 2М, начиная с расстояния от 20 км до цели), и “намертво” перекрыли всю свою огромную литоральную зону. Закрыв “литораль” они приступили уже к строительству полноценного океанского флота, последовательно развивая фрегаты и эсминцы. Отработав средства вооружения на одной серии кораблей, они создавали усовершенствованные корабли.

Увы, в нашем случае, программа строительства “сложных” корветов полностью провалилась, вылилась в огромные денежные затраты, которые можно было потратить с гораздо большей пользой (например, на модернизацию уже имеющихся кораблей), и привела к существенному “распылению” мощностей судостроительной промышленности.

В следующей части рассмотрим фрегаты проекта 22350.

Павел Румянцев

Источник

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Количество читателей статьи:
"ВМФ России. Состояние и перспективы развития. Часть 4 (продолжение)" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *