Copyright@ Cezarium 2021
Главная » Акторы » ВМФ России. Состояние и перспективы развития. Часть 1.
2017-03-01 нет комментариев Акторы, Россия Просмотры: 2691

ВМФ России. Состояние и перспективы развития. Часть 1.

Публикуем интересный взгляд на функции, задачи и перспективы российского военно-морского флота. 

В данной серии статей предлагается рассмотреть текущее состояние и перспективы дальнейшего развития российского военно-морского флота. Однако прежде, чем говорить собственно о российском флоте, необходимо разобраться с тем, какой собственно флот в идеале нужен современной России и для каких целей.

Для начала стоит заметить, что флот строится под определённые задачи, определяющимися общими геополитическими условиями страны и её геополитическими задачами.

К примеру, для США флот – это “основа основ”, он защищает многочисленные морские коммуникации, являющиеся можно сказать, залогом “жизнедеятельности” США, обеспечивает военное присутствие вооружённых сил США в различных регионах мира, осуществляет развёртывание сухопутных войск за рубежом и т.д. В связи с этим стоит заметить, что Россия, во-первых, сугубо континентальная держава, и практически все как существующие, так и потенциально возможные войны для обеспечения безопасности страны и её национальных интересов велись или будут вестись “на суше”. Зависимость же от морских коммуникаций же для России очень минимальна. Во-вторых, и, пожалуй, самое главное, современная

Россия – это региональная держава, что к сожалению, многие не понимают или это понимание для многих крайне болезненное (в результате чего многие “требуют” от армии и флота региональной державы “сверхдержавного” уровня). Региональная держава – это страна, которая за счёт своего экономического и\или военного потенциала оказывает существенное политическое и экономическое влияние на другие страны в определённом регионе. Для современной России “зоной национальных интересов” является пространство бывшего СССР. Казалось бы, нужен ли вообще в таких условиях сколь-либо мощный флот?

Для ответа на данный вопрос попробуем выделить потенциальные “конфликтные зоны” и потенциальные военные конфликты, в которых в будущем возможно участие российских вооружённых сил:

— “Операция по наведению стабильности на Востоке Украины” – назовём так отнюдь не лежащую в области фантастики возможность открытого крупномасштабного вмешательства в войну на Восточной Украине.

— Потенциальный региональный конфликт в Закавказье.

— “Наведение порядка” в какой-либо стране Средней Азии. К примеру, в случае появления там вооружённых радикальных исламских группировок, представляющих угрозу безопасности России или по какой-то ещё причине.

— Маловероятное, но отнюдь не кажущиеся невозможным в свете нынешних реалий военное столкновение с НАТО или страной, состоящей в НАТО на территории некоторых стран бывшего СССР, например, в Прибалтике или скажем, в Закавказье.

— Ограниченное участие в боевых действиях с целью поддержки союзников или обеспечения национальных интересов в стране, находящейся на весьма значительном удалении от российской территории. В частности, это ведущаяся ныне война в Сирии.

— Так называемая “Битва за Арктику”.

— Вооружённый конфликт с Японией из-за Курильских островов.

Остановимся пока что на последних двух потенциальных конфликтах. Причиной, начинающейся пока что к счастью, сугубо мирной, т.н. “Битвы за Арктику” являются климатические изменения, вызывающие интенсивное таяние арктических льдов, в результате чего уже растаяла значительная часть арктической “ледяной шапки”, а через пару десятилетий (а возможно и даже раньше), есть вероятность таяния всего ледяного покрова в Арктике. Это в свою очередь уже “оголило” обширные районы морского шельфа, невероятно богатого углеводородными ресурсами, то есть нефтью и газом. Кроме того, в перспективе это даёт возможность без существенных препятствий осуществлять морские перевозки Северным Морским путём, что в настоящее время затруднительно.

Естественно, обнаружившиеся огромные запасы природных ресурсов и перспектива контроля будущего “чистого” Северного Морского пути привлекают все государства, располагающиеся вблизи арктической зоны – это Россия, Норвегия, Дания, Канада и США. Это уже вызывает различные территориальные споры по поводу принадлежности тех или иных акваторий и участков морского шельфа. Однако значительная часть акваторий и шельфа, богатого полезными ископаемыми контролируется Россией, и существует вероятность, что в будущем, в Арктике возможна самая натуральная “битва за ресурсы”. И в этой войне, очевидно, задача России будет сводиться к обеспечению безопасности своих морских экономических зон, ключевых островов, акваторий и т.д. Такая война, очевидно, абсолютно невозможна без адекватного флота. Причём, в данном случае совершенно не исключено столкновение с ВМС США, в виде как минимум одной авианосной ударной группы.

Тут, я думаю, стоит сделать небольшое отступление, насчёт возможности военного столкновения с ВМС США, и попытаться вообще оценить силы США, на противостояние с которыми на мой взгляд, следует ориентироваться. Почти всегда, когда речь заходит о возможном противостоянии с ВМС США, почему-то начинается совершенно бессмысленное сравнение российского флота со ВСЕМ флотом США, в общем то классический “подсчёт бобов”. Мол “у нас 1 авианосец, а у американцев 10”, “у России 4 крейсера, а у американцев 84 “Иджис”-корабля” и т.д. К счастью для нас с вами, Америка совершенно не может задействовать весь свой флот или хотя бы его большую часть, даже если бы очень захотела.

У флотов России и США вообще абсолютно разные задачи. США – это в чистом виде талассократическая держава, и флот для Америки, как я уже говорил — “основа основ”. По большому счёту, именно флот является главным “столпом” военной мощи Америки и её главным геополитическим инструментом. Со времён окончания Холодной войны, сфера влияния США увеличилась, вместе с тем увеличилось американское военное присутствие и количество военных баз в мире, соответственно ещё более растянулись морские коммуникации. Да, флот Америки огромен, но он должен быть повсюду.

Тут ситуация примерно, как с флотом Британской Империи во Второй Мировой.Формально он был в 1939-м самым мощным и многочисленным в мире, но на практике был вынужден распылять свои силы и зачастую не мог выставить очень крупные военно-морские соединения на конкретном направлении. У флота США сейчас есть множество проблем, помимо гипотетического противостояния с Россией, в частности необходимости присутствия в различных регионах мира. Кроме того, многие страны, которых трудно назвать союзниками или дружественными Америке обзаводятся весьма мощными флотами. К примеру, в ближайшие годы Индия будет обладать двумя полноценными авианосными соединениями, а Китай и вовсе фактически бросил глобальный вызов США на море и без преувеличения семимильными шагами наращивает мощь своего флота.

Собственно, для ВМС США уже давно наиболее приоритетным направлением является Тихий океан, на “традиционную” для времён противостояния с советским флотом “главную зону” – Северную Атлантику выделяются откровенно скромные силы. Так, в составе Тихоокеанского флота США сейчас числится 6 авианосных ударных групп (АУГ), в то время как в составе Атлантического (соединения которого собственно фактически единственные “кандидаты” для ведения боевых действий против ВМФ России на Севере) их 4.

Отдельной проблемой для американцев является т.н. “коэффициент оперативной готовности” их АУГ, являющихся, как известно, основой ударной мощи американского флота. Этот коэффициент редко превышает 0.5. Авианосцы США, учитывая их интенсивную эксплуатацию проводят половину своей жизни не в море, а на всевозможных ремонтах. К примеру, до текущего года как минимум один из авианосцев проходил долговременный ремонт (длящийся несколько лет), связанный с “перезагрузкой” реакторов. С этого года на ближайшие несколько лет будет достигнут “пик” боеспособности американского флота, т.к. в течении несколько лет больше никакому авианосцу “перезарядка” реакторов не требуется. Но даже без учёта этого авианосцы несут длительную службу по полгода, после чего встают на сопоставимый по длительности средний ремонт, а в это время в зону боевого дежурства выходит АУГ-“сменщик”, авианосец и корабли прикрытия которой уже прошли этот самый ремонт.

В условиях столь интенсивной эксплуатации флота ВМС США, чтобы иметь в отдельно взятый момент боеготовыми N авианосцев, их должно быть N * 2. Соответственно реально в определённый временной промежуток боеспособна лишь половина американских АУГ. Учитывая всё вышесказанное, на мой взгляд, реально для противостояния России в адекватный временной промежуток США едва ли может выставить более 2-х АУГ. Заметим, перед началом многих войн последних десятилетий с участием США, сбор значительных авианосных сил занимал не один месяц.

Однако стоит заметить, что даже одна АУГ это крайне серьёзный противник, чья боевая мощь превосходит суммарную мощь многих флотов мира, а авиакрыло авианосца более многочисленно, чем ВВС многих “третьих” стран. Таким образом, в “прилегающих” к России “северным морям” российскому флоту следует ориентироваться на противостояние по меньшей мере одной АУГ, при благоприятных раскладах. Также заметим, что к 2020 году полноценной АУГ будет обладать Великобритания, в чью “зону ответственности” де-факто входит Северная Атлантика и чей флот с момента Холодной войны (в ходе которой он представлял далеко не радужное зрелище) радикально нарастил свою мощь.

На Тихом океане основным потенциальным противником России является Япония, располагающая крайне мощным флотом. При этом, в случае начала войны из-за Курильских островов (мирным путём, решение данного вопроса для Японии фактически невозможно), без адекватного противодействия ВМС Японии и нанесения ему достаточно высокого ущерба победа в войне невозможна. Эта задача фактически эквивалента поражению/лишения боеспособности авианосной ударной группы, если не более сложная, учитывая численный и качественный состав ВМС Японии, “ядро” которых составляет 2 лёгких авианосца, 6 “Иджис”-эсминцев, 9 современных эсминцев с большими возможностями ПВО. Едва ли в войне Япония может задействовать все основные силы своего флота, но тем не менее совершенно ясно, что в случае войны со стороны Японии будет действовать крайне мощное и многочисленное корабельное соединение.

Теперь собственно, попробуем сформулировать, какой же флот нужен современной России. Несмотря на то, что, казалось бы, Россия сугубо континентальная держава, флот ей нужен, и нужен достаточно мощный. Ограничится в чистом виде “флотом береговой обороны”, как некоторые предлагают, Россия позволить себе просто не может.

Точнее это возможно на Балтике и Чёрном море, где их небольшие размеры позволяют полностью “перекрыть” их авиацией, ПКР береговых ракетных комплексов и малых кораблей, действующих под плотным прикрытием авиации и в радиусе действия наземных средств ПВО. На Севере и Тихом океане, учитывая размеры даже “прибрежных” акваторий, в частности Баренцева и Охотского моря, для их более-менее уверенной обороны нужны достаточно многочисленные и мощные военно-морские силы.

Одной из основных проблем в военно-морском строительстве для России является её гигантская площадь и географическое положение, в результате чего ВМС России вынуждено разделены на 4 практически изолированных друг от друга флота, перемещение кораблей и военно-морских соединений между которыми в адекватный промежуток времени либо невозможны, либо предельно затруднительны. В случае войны, или в угрожаемый период силы одного флота не могут быть усилены силами другого, либо это требует значительного времени. Это в свою очередь, вынуждает иметь Россию фактически два “отдельных” мощных флота – на Севере и Тихом океане, не считая сил для действия во “внутренних” морях.

При этом, как на Севере, так и на Тихом океане, российский флот в случае начала войны в любом из данных регионах будет вынужден иметь дело с многочисленными и обладающими высочайшим технологическим уровнем и боевыми возможностями корабельными соединениями противника, в частности с авианосными ударными группами. Для обеспечения безопасности своих акваторий, защиты интересов и территориальной целостности в вышеуказанных регионах, Россия должна обладать на Севере и Тихом океане военно-морскими группировками, чей численный и качественный уровень позволял бы обеспечить уверенное и гарантированное поражение как минимум одной авианосной ударной группе, а в случае столкновения с большим количеством вражеских сил, хотя бы обеспечить завершение конфликта на приемлемых для страны условиях.

В идеале для этого необходимо наличие в составе Тихоокеанского и Северного флота по одной полноценной АУГ (либо сопоставимое по мощи корабельное соединение), оснащённой надводными кораблями современного поколения и значительных сил подводных лодок и морской авиации, обладающих противокорабельным вооружением, способным “пробивать” наиболее совершенные в мире корабельные системы ПВО.

В геополитических и экономических реалиях современной России, наиболее эффективными путями достижения вышеуказанных целей в развитии флота является “упор” на развитие подводного флота, морской авиации и совершенствовании противокорабельного вооружения.

В следующих частях будут рассмотрены текущее состояние и перспективы на обозримое будущее для всех “компонентов” ВМФ России – надводного и подводного флота, морской авиации, средств береговой обороны, ракетного оружия, средств разведки и целеуказания, и в целом о том, какие меры предпринимаются Россией для увеличения мощи и боеспособности флота и насколько они успешны.

Павел Румянцев

Источник

Авианосная группа российского флота готова обрушить огневой шквал на цитадель боевиков

Есть флот — да не тот

Нержавеющая цель

Самые известные военные корабли и подводные лодки России

Тайна острова Матуа

Подводные лодки проекта 667БДР: «Рабочие лошадки» ядерной триады

Обсуждения закрыты для данной страницы