Copyright@ Cezarium 2021
Главная » Лонгрид » США и Эрдоган. Враги или друзья.
2019-10-21 нет комментариев Лонгрид Просмотры: 2847

США и Эрдоган. Враги или друзья.

Двусторонние отношения между США и Турцией переживают сложный период. Это связано с рядом объективных факторов и изменением обстановки в регионе. Традиционно Вашингтон придерживался концепции сохранения значительного влияния на Ближнем Востока (Доктрина Картера) по причине необходимости противодействия влиянию СССР в период Холодной войны, а затем опосредованного контроля за потоком энергоресурсов, выполнения обязательств перед союзниками и партнерами, рядом актуальных и замороженных конфликтов.

США опасаются появления какой-либо доминирующей силы в регионе, поэтому любые попытки со стороны региональных держав изменить статус-кво или создание альтернативных альянсов в Вашингтоне рассматривают как вызов своим интересам. Кроме того новая роль России на Ближнем Востоке и, особенно, в Сирии, а также рост военного и экономического могущества Китая определены в последних доктринах США по обороне и национальной безопасности как угрозы.

Также необходимо отметить, что персональные качества играют определенную роль во взаимоотношениях на высшем политическом уровне и их экстраполяции на внутреннюю политику и институты, которые связаны с принятием решений. Лидеры Турции и США эмоциональны и амбициозны, что сказывается на двусторонней дипломатии.

В целом можно отметить ряд ключевых факторов, которые делают отношения между двумя странами более напряженными, а их комбинация или дополнительные элементы вызывают неприятие политики США внутри Турции:

— Влияние арабской весны и Таксим.

— Роль проповедника Фетуллаха Гюлена в подрыве турецкой государственности.

— Израильско-палестинский кризис.

— Попытка переворота в июле 2016 г.

— Диверсификация Турции в области оборонной политики ( в т.ч. покупка оружия у

России).

— Участие Турции в сирийском конфликте.

— Курдский вопрос.

Массовые протесты на Ближнем Востоке, начавшиеся в 2011 г., через некоторое время коснулись и Турции. Поскольку власть неоднократно применяла силу по отношению к протестующим и вводила цензуру, включая социальные сети, в США и ЕС это было воспринято как подавление демократии и поворот к диктатуре.

Попытка военного переворота в Турции

Во время визитов высокопоставленных турецких делегаций в Вашингтон их неоднократно встречали политические оппоненты. Лоббистские структуры внутри США, связанные с курдами и армянами использовали ситуацию для очередной критики Турции (включая требования признать армянский геноцид).

Фетуллах Гюлен окончательно разошелся с турецким руководством по поводу будущей государственности во время протестов. Позднее, в 2016 г. он был обвинен в заговоре и организации переворота. Анкара потребовала выдачи Гюлена, для чего  США была направлена специальная группа из силовиков и чиновников, но там не удовлетворили данную просьбу. Хотя внутри Турции все структуры Гюлена были запрещены, а его открытые сторонники арестованы и приговорены к различным срокам, Гюлен продолжает заниматься своей деятельностью и поддерживает контакты со своими турецкими последователями. В ряде других стран до сих пор функционируют его образовательные учреждения, несмотря на просьбы Турции об их закрытии.

Фетуллах Гюлен

Турция многие годы последовательно выступает в качестве защитника интересов палестинцев. Хотя со стороны палестинцев (а также арабского мира) данное позиционирование вызывает не однозначные оценки, антиизраильская риторика Реджепа Эрдогана учитывается в западном сообществе. С учетом произраильской позиции Дональда Трампа пропалестинская позиция турецкого руководства является еще одним барьером для сближения с Западом и имеет раздражающий эффект.

После попытки государственного переворота в 2016 г. рядом турецких СМИ были продемонстрированы факты связи заговорщиков с американскими дипломатами. С другой стороны, распространение информации, что данные о готовящемся покушении на Эрдогана были переданы российской стороной в критически важный момент, повысило доверие турецкой общественности (по крайней мере, той части, которая поддерживает Партию справедливости и развития) к Российской Федерации.

Решение турецкого руководства приобрести у России ракетно-зенитные комплексы С-400 было встречено крайне негативно в НАТО и США. Были критические замечания и попытки прямого шантажа, но это не повлияло на результат сделки. В итоге руководство НАТО и США высказано озабоченность. Вместе с этим Турция проявляла интерес и к западному оружию и технике. Темой дискуссий стал возможный отказ США от поставок в Турцию многоцелевых самолетов F-35 и лишение турецкого ВПК заказов на комплектующие, необходимые для стран НАТО.

В Турцию доставлены российские С-400

Поскольку Запад рассчитывал вмешаться в спровоцированный конфликт в Сирии по собственному сценарию, активные единоличные действия со стороны Турции дали понять Западу, что данный актор является слишком своенравным, чтобы рассчитывать на лояльность и взаимное доверие (которого нет и со стороны Запада). Вместе с этим большой поток мигрантов через территорию Турцию привел к осложнению социально-политической обстановки внутри ряда государств ЕС, и часть из них заняли консолидированную антитурецкую позицию в вопросе беженцев. Роль России и Ирана в нормализации сирийского кризиса вместе с Турцией (формат Астаны) позволили говорить о новом подходе в решении вопросов региональной безопасности, где было исключено участие западных стран.

Курдская тема имеет длительную историю в антитурецкой активности от лоббирования законопроектов в Европе и США до прямой помощи военным формированиям курдов. Важным фактором является то, что у Турции с одной стороны, и США/ЕС с другой разные оценки в отношении PKK-YPD-SDF. Во-вторых, курдский вопрос на Западе также рассматривается в качестве гуманитарного кризиса, вина за который частично лежит на Турции.

К дополнительным элементам можно отнести:

— Кипрский кризис.

— Заявленный интерес Турции к участию в ЕАЭС и ШОС.

— Конкуренция интересов в странах Африки и Центральной Азии.

Если учитывать экономические показатели, которые важны для геополитического анализа и прогноза дальнейших действий, то Турция снижает импорт товаров из США. Тогда как основная доля роста приходится на Ирак (более 400%), а среди крупных партнеров лидирует Россия (рост на 30 %), то доля импорта из США упала более чем на 10 % (аналогичные показатели у Италии и Южной Кореи — данные на август 2019 г.). С ЕС ситуация более стабильная — последние несколько лет Турция занимала пятое место в числе крупнейших партнеров ЕС, как в экспорте, так и в импорте продукции. Среди основных поставщиков товаров в Турцию помимо России также значатся Индия, Иран и Китай, т. е. страны не из блока НАТО.

Это дает основания предполагать, что при более глубоком разрыве отношений с США Турция сможет обеспечить себя необходимыми товарами и услугами. Отношения с ЕС продолжают выстраиваться прагматически. Регулярно проводятся встречи объединенного комитета Таможенного союза ЕС-Турция (последняя состоялась в июле 2019 г.).

В отношении членства Турции в НАТО складывается довольно парадоксальная ситуация. Тогда как политические силы Турции в лице кемалистов-секуляристов выступают за выход из НАТО, поскольку, по их мнению, альянс устарел и не отвечает современным реалиям и вызовам, с которыми сталкивается Турция, умеренные консерваторы считают, что членство НАТО необходимо Турции в качестве гарантии защиты от самого Запада.

В Турции считают, что изменение геополитической конъюнктуры, а также текущие проблемы на Ближнем Востоке могли бы дать Западу в лице НАТО оправдание для гуманитарной интервенции. Но присутствие Турции в альянсе автоматически блокирует такую возможность.

Военная агрессия США против Ирака в 2003 г. (когда Турция накануне операции выгодно торговалась с США, но потом из-за курдов изменила свое отношение к стратегии Вашингтона в Ираке ), НАТО против Ливии, а также события в Сирии показали, что Запад в лице США и НАТО проводит политику двойных стандартов в отношении мусульманских стран, подвергает остракизму руководство страны и рассматривает Турцию как возможную цель для агрессии в будущем (попытка переворота в июле 2016 года также является элементом данного нарратива). Хотя Турция не обладает энергетическими ресурсами как Ливия и Ирак, ее стратегическое положение имеет важно значение, а рост консервативных настроений среди граждан в ЕС и США рассматривается как проявление исламского фундаментализма.

Кроме того со стороны европейских членов НАТО регулярно исходит давление на руководство Турции и требования пересмотреть некоторые направления внутренней и внешней политики.

Серьезным фактором, влияющим на отношения, является и поддержка курдских организаций (которые в Турции занесены в список террористических) со стороны ряда европейских стран — членов НАТО. Требования Франции, Великобритании и Германии и прекратить операцию «Оливковая ветвь» на курдских территориях в Сирии в Турции посчитали очередным дипломатическим вмешательством и косвенной поддержкой террористических организаций.

Девушки в боевых отрядах Рабочей Партии Курдистана

Возможно несколько сценариев, которые зависят от вмешательства США и стран НАТО в дела региона.

  1. США (конкретно — политико-олигархические группы неоконсерваторов и либеральных интервенционистов, а также израильское лобби) будет продолжать использовать влияние через курдские группировки и оказывать давление на Госдепартамент и Пентагон для очередной поддержки и вмешательства. Активность YPG-SDF будет вызывать негативную реакцию Анкары (а также Дамаска, при случае, если курды будут подрывать сирийский суверенитет) и сможет привести к новому витку конфликта. Большинство стран членов НАТО выступит против Турции (за исключением государств, где существуют проблемы с сепаратизмом, например, Испания), что приведет к изоляции Анкары внутри альянса. Руководство Турции пойдет на крайние меры — откажется платить взносы в НАТО, начнет иверсификацию поставок систем вооружений (в том числе из России), усилит военное сотрудничество с другими странами (уже имеется большой опыт с Пакистаном, Южной Кореей, Катаром). В итоге вопрос о выходе Турции из НАТО может быть поставлен на референдум (особенно, если это будет выгодно для правящих сил с точки зрения политической конъюнктуры). Как мягкий вариант — Турция приостановит военное сотрудничество с США и откажет в продолжении аренды баз и допуске на свою территорию.
  1. США полностью отказываются от поддержки курдских группировок и пытаются нормализовать отношения с Турцией. Поскольку такие деликатные вопросы как выдача Фетуллаха Гюлена или отказ от уже приобретенных российских ракетно-зенитных комплексов вряд ли будут решены, то говорить о стратегическом партнерстве и дружбе вряд ли будет возможно. Тем не менее, определенное улучшение может произойти. США сохранят свое военно-политическое влияние в Турции, включая нахождение на базе Инджирлик, базе ВВС в Измире, авиабазе Эскишехир (основные, используемые именно США для логистической и командной инфраструктуры).
  2. Очередная попытка переворота в Турции при поддержке Запада завершается успехом и к управлению республикой приходит сателлит США. Происходит переориентиование внешней политики, внутри страны проходят аресты, вводятся специальные меры по ограничениям политических и гражданских свобод. Хотя такой сценарий маловероятен, его варианты нельзя исключать по причине исторической традиции военных переворотов и ослаблением турецкой армии и силовых структур после арестов в 2016 г.
  3. Состояние дипломатической волатильности. Будут продолжаться угрозы (или их реализация) со стороны США по поводу введения санкций или ограничений, а Турция будет принимать ответные меры. Такой сценарий будет давать дополнительные возможности для роста антиамериканских настроений внутри Турции и ее переориентировании при достаточно значимых предложениях со стороны других стран.

Автор: Леонид Савин

Обсуждения закрыты для данной страницы