Copyright@ Cezarium 2021
Главная » Лонгрид » В чем суть турецкой военной операции на севере Сирии?
2016-08-31 1 комменатрий Лонгрид Просмотры: 1064

В чем суть турецкой военной операции на севере Сирии?

Турецкая военная операция в районе Джараблуса встречена большинством отечественных и зарубежных политологов и обозревателей, как начало прямой военной интервенции Турции  в Сирию. О гипотетической возможности такого сценария говорили очень давно, Анкара постоянно на всех уровнях лоббировала идею создания так называемого «буфера безопасности» на своей границе с Сирией, призывая американцев и европейцев поучаствовать в этом проекте не столько своими военными, сколько путем обеспечения необходимого «дипломатического зонтика» с целью придания этой операции статуса  «действий международной коалиции».
Сразу же отметим, что нынешняя активность Турции в Сирии прямой военной поддержки со стороны Запада не получила. Скорее, можно вести речь о достижении некого компромисса между Анкарой, Вашингтоном и Москвой по вопросу решения проблемы присутствия курдских отрядов из «Сил демократической Сирии» (СДС) к западу от реки Евфрат, что неоднократно обозначалось турецким руководством, как некая «красная линия», после которой Анкара должна начинать наземную операцию.

В реальности же никакой «широкомасштабной турецкой  военной операции» просто нет. Об этом смешно говорить  с таким количеством задействованных в операции турецких сил и средств — 400 военных (из них 150 спецназовцев, остальные танкисты и артиллеристы), 20 танков и тридцать бронетранспортеров.  Есть еще, конечно, сирийские и турецкие туркоманы в количестве 1500 бойцов, которые задействованы в качестве основной наступательной силы. Но собственно самого наступления как не было, так и нет.

Если называть вещи своими именами, то был переход города Джараблус, который формально находился под контролем отрядов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и в полной мере использовался Анкарой для материально-технического снабжения лояльных себе и Эр-Рияду отрядов сирийских оппозиционеров, под контроль турецких сил, их союзников из Свободной сирийской армии (ССА).

Боев за город не было и не могло быть по определению: сторонники ИГ просто отошли на заранее подготовленные позиции, где их никто трогать не будет. У турецкой спецслужбы МИТ до сих пор прекрасные отношения с ИГ в Сирии, и особенно с теми, кто дислоцируется неподалеку от сирийско-турецкой границы.

Таким образом, мы фиксируем происходящее сейчас в Джараблусе, как «локальную и строго ограниченную географическими рамками» операцию турецких военных по установлению непосредственного контроля над участком сирийско-турецкой границы в районе Джараблуса и Аль-Баба с целью сохранения существующего до сих пор статус-кво. А именно — сохранения в наличии коридора по материально-техническому снабжению лояльных себе сил в Сирии. Ну и попутно каналов по вывозу какого-никакого объема контрабандной нефти.

Естественно, что острие операции направлено против курдских отрядов, а не сторонников  ИГ, коих в этом районе не так, чтобы и много. Но главное — это неформально союзная сила Анкаре, просто исходя даже из вопросов своего снабжения с турецкой территории и наличия значительного количества тыловых баз и логистической инфраструктуры на турецкой территории. И что еще очень важно — исходя из жестко очерченной и артикулированной антикурдской позиции.

ИГ- это инструмент против курдской экспансии, которая полагается Анкарой главной угрозой своей национальной безопасности. Ни о какой «масштабной интервенции» речи не идет по определению как в силу негативного отношения к этому со стороны Москвы и Вашингтона, резко возрастающих рисков напороться на соответствующие демарши по линии ООН и латентную партизанскую войну со всеми ее прелестями.

Турецкая армия и общество сейчас находятся не в том состоянии, чтобы приветствовать и участвовать в крупномасштабных войнах, а также прибавлять к партизанской войне внутри страны еще и внешнюю — на это у Анкары просто сейчас нет ни ресурсов, ни внутриполитической стабильности. А кроме того, это автоматически вновь обострит отношения с Москвой и Тегераном, что Анкаре сейчас категорически не выгодно.

Почему президент Р.Т.Эрдоган решился на эту локальную операцию сейчас, в общем в не очень подходящий для этого момент (исходя прежде всего из внутриполитического состояния турецкого общества и армии)? Отвлечь внимание военных на маленькую победоносную войну? Возможно, но повторим, что слишком мало военных таким образом «отвлекается», да и оставшийся в строю генералитет не жаждет воевать в Сирии  вне рамок международной коалиции.

Основная причина все-таки в ином. А именно — в глубоком недоверии турецкого руководства на фоне путча к американским обещаниям лимитировать зону действия лояльных им курдских сил. Взятие важного логистического узла Менбиджа силами сирийских курдов, несмотря на все обещания Вашингтона  сделать это исключительно силами «арабской составляющей» «Сил демократической Сирии» (СДС) поставило в колебаниях Анкары жирную точку. Далее развитие ситуации предсказать было не сложно — взятие Джараблуса и Аль-Баба.

В последнем случае появлялся коридор на «курдскую столицу» Африн, что означало замыкание «огненной курдской дуги» по всему периметру сирийско-турецкой границы. ИГ уже в силу своего нынешнего боевого потенциала  помешать бы этому не смогли. Вот, собственно, и вся причина, поскольку в противном случае Анкара приобретала бы не только усиление на сопредельных территориях тыловых баз Рабочей партии Курдистана (РПК), которые и без того не слабы, но и резкое уменьшение способности влиять на ситуацию в Сирии через свой канал материально-технической поддержки протурецких сил. Этой ситуации спокойнее взять под контроль Джараблус силами уже турецкой армии, что и было сделано. Повторим, по договоренности со сторонниками ИГ в этом городе.

«Слили» ли курдов в этой ситуации американцы? В какой-то степени «да», если исходить из заявлений вице-президента Дж.Байдена об условиях дальнейшей поддержки отрядов СДС. Напомним, что он увязал ее с уходом курдских отрядов с западного берега Евфрата. Но это публично, а непублично ситуация обстоит таким образом, что американцам просто некуда деваться, кроме как продолжать оказывать поддержку сирийским курдам. При этом заигрывая с Анкарой и давая ей карт-бланш на очень ограниченную военную операцию на севере Сирии. Все-таки вся американская логистика также проходит через турецкую территорию. Это решение Вашингтона исходит из очень простого факта – взять «сирийскую столицу» ИГ Ракку можно только с помощью курдов. А ее «взятие» — главное требование уходящей американской администрации и возможно приходящей в лице Х.Клинтон. И взять Раку должны проамериканские силы, а не протурецкие. Примерно это и довел Дж.Байден до Р.Т.Эрдогана во время своего недавнего визита в Турцию.  Именно это условие является главным в компромиссе между Анкарой и Вашингтоном сейчас: Джараблус в обмен на Ракку и продолжение использование базы Инжирлик американцами.

Еще один вопрос, который сейчас тревожит обозревателей — возможна ли активная партизанская война против турецких войск в Сирии? По нашей оценке, на настоящий момент времени нет. Отдельные ее проявления, безусловно, будут, но это будет не масштабная война. Курдам надо сохранить свой боевой потенциал на будущее. Но вот, если Анкара попытается расширить свою «зону безопасности», то масштабная партизанская война начнется, несмотря на все усилия тех же американцев. И в Анкаре это, как представляется, осознают в полной мере.

Автор: Ю.Б.Щегловин

Обсуждения закрыты для данной страницы