Copyright@ Cezarium 2020
Главная » Террариум » Вечная периферия? Положение стран Вишеградской группы в ЕС после «брексита»
2019-12-13 нет комментариев Террариум Просмотры: 509

Вечная периферия? Положение стран Вишеградской группы в ЕС после «брексита»

В Евросоюзе Вишеградскую группу (ВГ) все еще рассматривают как экономическую, социальную и, в последнее время, политическую периферию. Тем не менее ожидаемый выход Великобритании из ЕС («брексит») — это отличная возможность для региона изменить данную ситуацию.

«Великий злой Вишеград» — так в 2016 году британское издание The Economist описало интеграционную группировку четырех стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) – Чехии, Венгрии, Польши и Словакии – в контексте миграционного кризиса, разразившегося летом 2015 года. Длительный период сотрудничество между этими государствами буксовало по причине того, что их внутренняя политика и стратегические интересы различались во многих отношениях. Однако во время миграционного кризиса они сплотились и бросили явный вызов «локомотивам ЕС» (прежде всего, Германии) по вопросу введения обязательных квот на распределение беженцев.

Для западных СМИ это было достаточной причиной для возведения ВГ в ранг символа «нелиберального» восточноевропейского региона, который все больше отклоняется от генеральной политической линии Евросоюза. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в 2014 году использовал термин «нелиберальная демократия», чтобы охарактеризовать отличия Венгрии и ряда других стран ЦВЕ от атлантического Запада. По его словам, «нелиберальные» государства региона используют в своем развитии «специфические национальные» подходы, которые в принципе признают либеральные ценности, но не применяют их на практике. Орбан недавно описал венгерский подход как «замещение руин либерализма христианской демократией 21-го века». Успех венгерского лидера на внутриполитической сцене в наибольшей степени основан на том, что он взял на себя роль защитника национального суверенитета против попыток «брюссельских бюрократов» создать «открытое общество», в котором «границы и традиционные культуры» исчезнут.

Некоторое время назад Венгрия была заметно изолирована в ЦВЕ. Когда у власти в Польше находилось либеральное проевропейское правительство партии «Гражданская платформа» во главе с премьер-министром Дональдом Туском и, затем, его преемницей Евой Копач Варшава не соглашалась с мнением Будапешта. То же самое относится и к социал-демократическому правительству Роберта Фицо в Словакии, которое постоянно подчеркивало свое стремление стать конструктивным партнером как для Евросоюза. Кроме того, в 2014-2017 годах Чехию, которая традиционно является довольно евроскептической страной, возглавлял прогрессивный социал-демократ Богуслав Соботка, также пытавшийся укрепить позиции Праги в рамках ЕС.

Миграционный кризис принес Орбану союзников

Однако во время миграционного кризиса скептическое отношение представителей ЦВЕ к политике Орбана начало меняться. Бескомпромиссная позиция канцлера Германии Ангелы Меркель сплотила «вишеградцев», которые открыто выступили против немецкой дипломатии в Европе. Страны ВГ продемонстрировали свою решимость на совместном саммите в Праге 4 сентября 2015 года. Они заявили, что «любое предложение, ведущее к введению обязательных и постоянных квот по распределению мигрантов между есовскими государствами, будет неприемлемым».

Виктор Орбан, премьер-министр Венгерской Республики

Разногласия по вопросам миграции способствовали подъему новой волны евроскептического популизма в регионе. Первой жертвой стало правительство Евы Копач, чья политсила проиграла парламентские выборы в октябре 2015 года, уступив партии «Право и справедливость» (ПИС) Ярослава Качиньского. Вопрос квотированного распределения беженцев сыграл важную роль в избирательной кампании ПИС. Копач потеряла большую часть своих избирателей, когда объявила, что согласится принять 7000 беженцев в период с 2015 по 2017 год. Новое польское правительство, первоначально возглавляемое Беатой Шидло, а затем Матеушем Моравецким, явно привело Варшаву в лагерь Виктора Орбана. В 2016 году бессменный лидер ПИС Качиньский присоединился к призыву венгерского премьера о необходимости «культурной контрреволюции» в ЕС.

Чешская Республика отдала предпочтение правым силам на выборах 2017 года. Больше всего голосов — 29,6 процента — набрала партия «АНО», возглавляемая миллиардером и предпринимателем Андреем Бабишем. Он также использовал евроскептическую антииммиграционную риторику, предупреждая чешских избирателей об опасностях продвигаемой немцами концепции «мультикультурного общества». С тех пор, несмотря на сотрясающие страну политические кризисы и коррупционные скандалы, Бабиш остается на посту премьер-министра.

Тем не менее, несмотря на формирование единой позиции «вишеградцев» по ряду ключевых вопросов есовской повестки, дальнейшее углубление интеграции в рамках ВГ сталкивается с рядом ограничений. Во-первых, ЕС официально не признает подобные  альянсы между отдельными своими государствами, поэтому заявления «четверки» имеют ограниченное влияние за пределами своего региона. Сотрудничество на площадке ВГ также не имеет институциональной базы, в связи с чем оно ограничено лишь периодическими встречами на высшем уровне и совместными декларациями.

Венры не пускают мигрантов на свою территорию и строят вторую «стену»

Именно это не позволило «вишеградцам» оказать какое-либо влияние на национальные дебаты в Великобритании по поводу референдума о выходе из ЕС. В Совместной пражской декларации от 8 июня 2016 года «четверка» подчеркивала важность сохранения Великобритании в составе Евросоюза. ВГ предложила британскому правительству партнерство в решении ключевых проблем отношений с ЕС, однако это предложение было проигнорировано Лондоном.

Во-вторых, остальная Европа в настоящее время видит в «вишеградцах» проблему. Заголовок, который цитировался в начале этой статьи, отражает крайне ограниченную информационную картину о ВГ, сложившуюся за пределами восточноевропейского региона. В последние годы «четверка» продвигала ключевые инициативы регионального сотрудничества в области обороны, безопасности и внешних связей в рамках программы ЕС «Восточное партнерство» (нацеленной на углубление партнерства с рядом бывших республик СССР). Однако западноевропейский взгляд на ВГ фокусируется только на недемократических изменениях в Польше и Венгрии, а также на общем сопротивлении «вишеградцев» миграционным квотам ЕС. Таким образом, страны ВГ продолжают рассматриваться как экономическая, социальная и даже политическая периферия Евросоюза.

«Брексит» как возможность

Тем не менее, «брексит» создает отличные возможности для «вишеградцев». Для ЕС действительно важно, чтобы остающиеся 27 государств более тесно сотрудничали в достижении целей будущей политической программы Союза. Даже обновленный франко-германский альянс не сможет сделать этого в одиночку. Поэтому возрождение «Веймарского треугольника» (в составе ФРГ, Франции и Польши) так же необходимо, как и налаживание Берлином и Парижем более тесного диалога с ВГ.

участник демонстрации против выхода Великобритании из ЕС

Обновленная правительственная коалиция Германии уже заявила о своей готовности более тесно сотрудничать со странами ЦВЕ в деле восстановления единства ЕС. В этом контексте новый министр иностранных дел Германии Хайко Маас подчеркнул, что постарается избежать того, чтобы недавние политические разногласия превратились в перманентные противоречия между Западной и Центральной Европой. В недавнем интервью немецкому еженедельнику Der Spiegel Маас отметил, что «на данном этапе, который имеет решающее значение для будущего Европы, важно, чтобы наши восточноевропейские соседи оставались в ЕС. Мы не можем создать впечатление, что в Европе есть две категории стран и что некоторые из них отстают и не играют никакой роли».

Таким образом, «вишеградцам» целесообразно использовать открытость Германии, чтобы возобновить конструктивный диалог с остальными есовцами (прежде всего, в регионе ЦВЕ) и тем самым внести вклад в продвижение политических реформ в ЕС. Правительство недавно избранного премьер-министра Австрии Себастьяна Курца уже заявило, что хочет более тесно сотрудничать с Вишеградской группой и закрепить это в виде постоянного формата «ВГ+».

Себастьян Курц, Федеральный канцлер Австрии

После «брексита» ЦВУ потеряет в лице Британии важного союзника и партнера. Между тем, сам Евросоюз приобретает первый в его истории болезненный опыт дезинтеграции. Нерешительный ответ Меркель на предложения президента Франции Эммануэля Макрона по поводу углубления политической интеграции в зоне евро говорит о том, что даже Берлин осторожен и не хочет действовать слишком быстро и без более широких консультаций с остальными европейскими партнерами.

В сложившейся ситуации традиционная забота ВГ о сохранении национального суверенитета вряд ли будет игнорироваться. Кроме того, «вишеградцы» демонстрируют готовность играть важную роль в углублении сотрудничества ЕС в области обороны и безопасности, а также в процессе дальнейшего расширения Союза за счет присоединения балканских стран. Таким образом, наиболее эффективным сценарием представляется исполнение Польшей роли посредника между франко-германским альянсом и регионом ЦВЕ за счет одновременного участия в «Веймарском треугольнике» и ВГ. Будущее ЕС зависит от того, смогу ли традиционные локомотивы Евросоюза в лице Берлина и Парижа распространить свои лидерство в том числе на «вишеградские» страны.

автор: Feagil, специально для CEZARIUM

Польша на геополитическом перепутье?

Владимир Путин отбирает Венгрию у Европы

Politico: В Брюсселе думают о норвежской модели отношений с Лондоном после Brexit

Количество читателей статьи:
"Вечная периферия? Положение стран Вишеградской группы в ЕС после «брексита»" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *