Copyright@ Cezarium 2019
Главная » История и культура » Возвращение «Парижского экзархата» в родную гавань
2019-11-07 нет комментариев История и культура Просмотры: 485

Возвращение «Парижского экзархата» в родную гавань

3-4 ноября в Москве состоялись торжества по случаю воссоединения западноевропейских приходов русской традиции с центром в Париже, входивших некогда в отдельную Архиепископию в юрисдикции Константинопольского патриархата, с Русской православной церковью (РПЦ). В торжествах приняла участие представительная делегация клириков и мирян бывшей Архиепископии, специально прибывшая накануне в Москву во главе с предстоятелем – архиепископом Иоанном (Реннето). Актом о восстановлении канонической юрисдикции Москвы над западноевропейскими приходами русской традиции поставлена точка в процессе реинтеграции в РПЦ русских церковных структур, образовавшихся в результате трагических событий революции 1917 года и последующей гражданской войны.

Начало этому процессу было положено в 2000х годах, когда при посредничестве президента России Владимира Путина начались активные переговоры с другой частью русской церковной эмиграции – Русской православной церковью заграницей (РПЦЗ). Переговоры завершились подписанием 17 мая 2007 года в Храме Христа Спасителя в Москве акта о восстановлении канонического общения. Теперь, спустя 12 лет, с РПЦ воссоединилась последняя крупная часть русской церковной эмиграции – «парижская» или «евлогианская» ветвь, названная так по имени ее основателя митрополита Евлогия (Георгиевского). С 1931 по 2018 год с непродолжительными перерывами она была экзархатом в составе Константинопольского патриархата.

Исторический экскурс

В результате октябрьской революции 1917 года и начавшейся в стране гражданской войны из России начался масштабный отток представителей царского дворянства и офицерства, интеллигенции, предпринимателей, казачества, духовенства, чиновничества и членов их семей. По данным Лиги наций по состоянию на август 1921 года число эмигрантов составило более 1,4 млн. По современным оценкам всего за период 1918-1924 годов число покинувших Россию, не считая населения территорий, получивших в ходе событий революции и гражданской войны независимость (Польша, Финляндия, страны Прибалтики), приблизилось к отметке 3 млн. человек.

Русские эмигранты, обосновываясь в зарубежных странах, создавали там свои общины, а представители эмигрировавшего епископата – временные церковные структуры для окормления беженцев. Так странах Европы, Азии, Америки стали возникать русские церковные структуры, впоследствии оформившиеся в полноценные епархии. Одновременно с этим начался процесс размежевания русских церковных структур в изгнании по принципу политических взглядов.

Собор в сербском городе Сремски-Карловци в 1921 году под председательством митрополита Антония (Храповицкого) фактически обозначил раскол в среде зарубежного русского духовенства по политическому принципу, когда на голосование были вынесены требования о восстановлении в России монархии. Митрополит Евлогий выступил категорически против этих требований, призывая не подставлять под удар духовенство и верующих, оставшихся в советской России. Данные политические заявления были осуждены и Синодом в Москве во главе с патриархом Тихоном (Беллавиным). Указом патриарха Тихона Временное церковное управление заграницей (ВЦУЗ) под председательством митрополита Антония было упразднено, а все бразды правления русскими заграничными церковными структурами передавались митрополиту Евлогию.

город Сремски-Карловц. Сербия.

Однако консерваторы-монархисты, которых в среде русской церковной эмиграции было большинство, отказались подчиниться этому решению и создали на базе ВЦУЗ управленческие структуры Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ). По названию города, в котором проходил собор 1921 года, эта ветвь церковной эмиграции была названа «карловацкой». В 1927 году, после опубликования так называемой «Декларации митрополита Сергия (Страгородского)», в которой провозглашалось мирное сосуществование в Советской Союзе гражданской власти и церкви, РПЦЗ разрывает каноническое общение с «порабощенным безбожной советской властью» Московским патриархатом.

Все это время до 2007 года РПЦЗ фактически находилась вне общения с мировым православием. Разделение было преодолено подписанием в Москве патриархом Алексием II и первоиерархом РПЦЗ митрополитом Лавром (Шкурлой) акта о восстановлении канонического общения, согласно которому РЦПЗ стала самоуправляемой частью РПЦ.

Что же касается либеральной «евлогианской» ветви, то ее обособление от консервативно-монархического русского зарубежного «мейнстрима» произошло не сразу. Первоначально Евлогий возглавил Западноевропейский экзархат с центром в Париже, который структурно вошел в состав РПЦЗ. Однако в 1926 году между ним и Синодом РПЦЗ происходит размежевание, а в 1927 году, после прекращения канонического общения между РПЦЗ и РПЦ, Западноевропейский экзархат переходит в непосредственное подчинение Московскому патриархату. Это продолжается до 1930 года, когда под политическим давлением заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) и действующий при нем в Москве Временный Священный Синод своим постановлением отрешает митрополита Евлогия от должности.

Это решение не было принято в Западноевропейском экзархате, и встал вопрос о дальнейшем каноническом существовании. Однако, в отличие от РПЦЗ, фактически ушедшей в раскол, в парижском экзархате было принято решение о поиске канонической юрисдикции среди одной из признанных автокефальных церквей. Так, после непродолжительных консультаций, в феврале 1931 года патриархом Константинопольским Фотием II русские приходы, находившиеся в подчинении митрополита Евлогия, были объединены во «временную единую особую экзархию», которая находилась в прямой юрисдикции Константинопольского патриарха.

В таком статусе экзархат просуществовал до конца 1944 года, когда митрополит Евлогий выразил желание возвратиться в юрисдикцию Московского патриархата. Однако после смерти Евлогия в 1946 году его преемником архиепископом Владимиром (Тихоницким) совместно с большинством клириков и мирян экзархата было принято решение остаться в юрисдикции Константинопольского патриархата. Упразднение русского экзархата в 1965 году Константинопольским патриархом Афиногором (Спиру) с рекомендацией вернуться в состав РПЦ не вызвало поддержки среди клириков и мирян этой церковной структуры, и уже в 1971 году Константинопольский патриархат вновь восстановил свою юрисдикцию над приходами бывшего русского Западноевропейского экзархата, который преобразовывался в «Архиепископию русских православных приходов в Западной Европе».

Последним документом, подтверждавшим юрисдикцию Константинополя над приходами бывшего русского Западноевропейского экзархата, объединенными в отдельную Архиепископию, стал Томос патриарха Варфоломея от 19 июня 1999 года. Аннулирование Томоса Синодом Константинопольского патриархата от 27 ноября 2018 года и упразднение экзархата с требованием к входившим в него приходам влиться в состав действующих греческих митрополий в Западной Европе запустило процесс реинтеграции этой структуры в Московский патриархат, завершившийся 3 ноября в Москве. Совет Архиепископии тогда отказался подчиняться требованию Константинопольского Синода и начал консультации, длившиеся без малого год.

Парижская Архиепископия и «украинский вопрос»

Отмена Томоса 1999 года и ликвидация Архиепископии русских приходов по времени совпала с событиями, связанными с учреждением на Украине автокефальной церкви и некоторыми аналитиками рассматривалась в одной связке. Тем более что инициаторами роспуска Архиепископии в Константинопольском патриархате стали те же действующие лица, что и решений на «украинском направлении» – митрополит Галльский Эммануил (Адамакис) и архиепископ Телмисский Иов (Геча).

Для первого наличие в Париже либеральной православной церковной структуры, опирающейся на демократические принципы внутреннего устройства и имеющей богатое наследие и признанную самобытную богословскую школу (протоиерей Сергий Булгаков, протоиерей Георгий Флоровский, епископ Кассиан (Безобразов), протопресвитер Николай Афанасьев, протопресвитер Иоанн Мейендорф, протопресвитер Александр Шмеман, мать Мария (Скобцова) и др.) было постоянным раздражителем. Тогда как второй – этнический украинец, выходец из канадской украинской диаспоры, в период с 2013 по 2015 год – управляющий Архиепископией русских приходов в Париже. Его отставка в 2015 году была связана с многочисленными жалобами клириков и мирян в адрес патриарха Варфоломея на авторитарные методы управления и игнорирование устава Архиепископии.

Есть все основания считать, что архиепископ Иов посчитал себя оскорбленным. Таким образом, причины решения Синода Константинопольского патриархата ноября 2018 года оказались до безобразия банальны. И поданы патриарху Варфоломею в качестве необходимых они были, по всей видимости, именно в контексте «украинского вопроса» как один из шагов по каноническому урегулированию функционирования церковных структур диаспоры, где, по мнению Фанара (резиденция Константинопольских патриархов в Стамбуле – прим.) все православные церковные структуры в идеале должны принадлежать юрисдикции Константинополя, а национальные различия нивелироваться. Вспомним, что выданный ПЦУ Томос об автокефалии от 6 января 2019 года запрещает ей иметь церковные структуры вне границ Украины.

Акту восстановления единства между РПЦ и русскими приходами в Западной Европе, входившими в состав Архиепископии Константинопольского патрирхата, предшествовал длительный процесс дискуссий в самой бывшей Архиепископии и консультаций, помимо РПЦ, с другими поместными церквами. Среди них фигурировали Константинопольский патриархат, Румынская и Сербская церкви.

Надо отметить, что в самом экзархате русских приходов не было единства по вопросу о выборе канонической зависимости – далеко не все разделяли мнение ее главы, архиепископа Иоанна (Реннето), француза по происхождению, о том, что наилучшим решением для сохранения самобытности и наследия Архиепископии станет ее вхождение в состав Московского патриархата.

Даже в условиях давления на отдельные приходы Архиепископии со стороны Константинопольского патриархата, собравшаяся 7 сентября в Париже внеочередная Генеральная ассамблея Архиепископии не принесла владыке Иоанну желаемого результата: он не получил необходимых двух третей голосов, чтобы перейти под омофор Москвы всей структурой Архиепископии. Тогда архиепископом Иоанном было принято решение о личном переходе в Московский патриархат совместно с приходами бывшей Архиепископии, которые того пожелают.

Таким образом, в состав Московского патриархата из 85 перешло около 60 приходов, в юрисдикции Константинопольского патриархата осталось 10, пять не определились или ведут переговоры с другими поместными церквами на предмет принятия их юрисдикции. Сам архиеписком Иоанн получил в Московском патриархате титул «Дубнинский», а 3 ноября за Божественной литургией в Храме Христа Спасителя был возведен в сан митрополита. В составе РПЦ приходы снова были объединены в «Архиепископию западноевропейских приходов русской традиции», которая сохраняет все особенности традиционного устройства и самоуправления.

Патриарх Кирилл передал главе Парижской архиепископии грамоту о единстве с РПЦ.

Безусловно, воссоединение РПЦ с западноевропейскими приходами «евлогианской ветви» русской эмиграции – это, во-первых, серьезная имиджевая победа и подтверждение своего универсального характера, тогда как для Константинопольского патриархата – шаг в сторону дальнейшего сужения до чисто греческой традиции. Во-вторых, это символический акт окончания преодоления разделений, вызванных событиями русской революции 1917 года. И, в-третьих, это шанс для РПЦ в условиях противостояния с Константинопольским патриархатом на обновление дискурса и смещение внутреннего «идеологического спектра» от охранительски-консервативного в сторону обновления церковной жизни, активизации приходских общин, а также на новый импульс в развитии русского православного богословия.

Конечно, присоединение Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции требует в дальнейшем канонического усовершенствования присутствия Московского Патриархата в Западной Европе, отныне представленного в регионе тремя разными структурами (помимо Архиепископии, также Патриаршим экзархатом в Западной Европе и РПЦЗ). На это напрямую указывается в предпоследнем абзаце Патриаршей и Синодальной грамоты о восстановлении канонического единства западноевропейских приходов русской традиции с РПЦ. Однако, как именно и на какой основе будет осуществлено дальнейшее объединение, покажет время. Хотелось бы, чтобы оно произошло на базе Архиепископии, за почти сто лет своего существования создавшей уникальную богословскую школу и ставшей яркой и самобытной частью русской православной традиции.

Автор: Юрий Дубовой

Количество читателей статьи:
"Возвращение «Парижского экзархата» в родную гавань" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *