Центральная Азия: шахматная доска на пороховой бочке


Мистический и таинственный регион Центральной Азии на протяжении всей своей истории привлекал внимания могущественных мира сего. В древности  здесь существовали довольно крупные государства, такие как Согдиана, Бактрия или Хорезм.   Однако, чаще,  Средняя Азия была «яблоком раздора» для великих держав по соседству, таких как Персидская, Монгольская или Османская Империи.

Не так давно, регион выступал в роли приза для победителя так называемой «Большой Игры» — леденящей душу, смертельной схватки между двумя мировыми гегемонами: Российской и Британской Империями, которая со временем вплелась в паутину противостояния в «Холодной войне» между США и СССР.

1500px-achaemenid_empire_ru-svg

Автор: Anton Gutsunaev — собственная работа,https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=5837708

Находясь в «сердце» континента, он зажат между северо-западной частью Китая, южными окраинами русских степей, горными переходами Индийского субконтинента, пышущим жаром Ближним Востоком и отрогами Южного Кавказа. Такое положение, на первый взгляд, определяет регион в качестве «незаменимого моста» евразийского пространства. Но неприступный горный рельеф, слабо развитая инфраструктура и примитивные коммуникации, делают его скорее естественным природным барьером на пути сообщения различных «частей» материка.

map_of_central_asia

Но при всей своей стратегической важности, регион полон проблем, и, по сути, представляет собой медленно кипящий котел национальных и этнических противоречий и политической нестабильности.

Советское наследие в виде императивно перекроенных границ создало очаги напряженности, спорадически разбросанные по всей территории Средней Азии.  Также, в наследство от Советского Союза, вновь созданные государства, получили политические элиты, которые правят в них до сих пор.  Фактически регион был почти «заморожен» под властью таких президентов как Каримов, Назарбаев, Рахмон.

central_asia_ethnic_en-svg

Однако, события последних лет (снижение сельскохозяйственного производства, резкое падение цен на нефть, уменьшения количества денежных переводов от трудовых мигрантов  из России, и слабый  уровень иностранных инвестиций в Центральную Азию ) подточили основы стабильности таких режимов и заставили с тревогой смотреть в будущее региона.

Помимо этого, население региона увеличилось почти в два раза с момента падения Советского Союза, особенно в Ферганской долине, где этнические и национальные вопросы стоят наиболее остро.

В последние месяцы несколько событий привлекли внимание всего мира к Средней Азии.  Серия небольших конфликтов произошли вдоль спорной Узбекско-Кыргызской границы, и, хотя, это не то что бы необычно для этих двух стран, но ситуация очевидно накаляется по мере увеличения конкуренции за истощающиеся водные ресурсы. Последние стычки произошли на несогласованном участке узбекско-кыргызской границы, возле горы Унгар Тоо

regnum_aziya_2

Казахстан, который долгое время служил примером стабильности в регионе, пережил серию нападений боевиков (1,2), что заставило правительство резко усилить контртеррористические меры в стране, попутно усилив давление и на оппозицию.

В Кыргызстане, эмиссары Уйгурской террористической организации (действующей в Сирии), организовали теракт в посольстве Китая в Бишкеке, подняв волну опасений по поводу потока боевиков из Центральной Азии, которые обучились в Сирии и готовы с успехом применить свои навыки «дома».  Масла в огонь подлило и назначение бывшего полковника таджикского ОМОНа Гулмурода Халимова на пост командующего военными операциями ИГИЛ* вместо убитого Абу Умара аш-Шишани. Он уже отметился  угрозами и обещаниями дестабилизировать ситуацию в Таджикистане.

Ситуация усугубляется тем, что полковник Халимов является профессиональным военным. Он проходил стажировку в силовых структурах России и США. Служил в президентской гвардии Таджикистана, участвовал в военных операциях против сил оппозиции на востоке страны, в Раштской долине в 2009 году и в Хороге в 2012 году.  В лице Халимова или Аль-Таджики протестная часть таджикского общества может получить активного воинственного вожака, способного на решительные действия.

А 2 сентября, давний президент Узбекистана Ислам Каримов умер, поставив страну, перед первыми в истории выборами президента. Несмотря на то, что план преемственности вроде бы согласован (а до этого (в 2006), в Туркменистане передача власти произошла относительно гладко), новый лидер столкнется с бурлящим потоком социальных проблем и жестокой клановой конкуренцией.

afghanistan-insurgency-160815

Неспокойно и в главном источники нестабильности Центральной Азии — Афганистане. Признаки способности талибов* перейти к активным действиям были заметны еще в декабре 2014 г., когда миссия Международных сил содействия безопасности подходила к концу. Прошлогоднее традиционное летнее наступление талибов только подчеркнуло уязвимость сил безопасности афганского правительства.   27 сентября 2015 талибы захватили северный город Кундуз, и хотя афганские войска отбили город с помощью сил специальных операций и при интенсивной поддержке авиации США, повстанцы сохраняют довольно высокий уровень присутствия на севере страны до сих пор.

К концу 2015 года, под полным или частичным контролем талибов находилось около 30% районов Афганистана. Кабул потерял власть еще в 5 процентах территории в первой половине этого года. На данный момент талибы удерживают примерно одну треть страны — больше, чем когда-либо с момента свержения их правительства в 2001 г.

Афганские власти попытались переломить ситуацию этим летом. Правительственные силы при поддержке военного контингента США провели ряд операций в провинции Кандагар. Также, были осуществлены рейды против Талибана и Исламского государства в горных районах афгано-пакистанской границы провинции Нангархар. Наступление получило широкую поддержку от авиации и сил специальных операций США, а обе группировки понесли тяжелые потери.

Эти победы, однако, были омрачены гораздо более успешными действиями талибов в других районах страны.  Особую тревогу вызывает провинция Гильменд, стратегический южный регион, в котором проживает много пуштунов и сосредоточено опиумное производство.  Несмотря на интенсивные авиаудары  США, талибы которые уже контролируют 80 процентов провинции и неуклонно приближаются к столице — Лашкаргаху.

central-asia-afghanistan

Даже на востоке, где талибы и исламское государство уже давно враждовали друг с другом, было  достигнуто временное прекращения огня, чтобы сосредоточить усилия на борьбе с правительством.

Такая активность исламистов отражается и на приграничных районах с бывшими советскими республиками Центральной Азии. В этой области в последние месяцы наблюдается заметный всплеск боевой активности. По неподтвержденным сообщениям, в мае, во время нападения на границе Туркмении с Афганистаном, боевики убили  27 туркменских военнослужащих срочной службы.  Если информация верна, то  это самые серьезные потери которые понесли туркменские пограничные войска.

Также, в начале мая поступили сообщения, что Южная граница Узбекистана впервые за многие годы подверглась ракетному обстрелу со стороны Афганистана. Это произошло в результате атаки талибов на афганский пограничный пост в уезде Кальдор провинции Балх. Нападение было отбито и пограничные войска Афганистана не пострадали, но афганский уезд Кальдор и узбекский город Термез отделяет друг от друга река Амударья и перспективы «удачной атаки» могли бы быть очень мрачными . Когда-то амударьинский автомобильно-железнодорожный мост Термез — Хайратон называли «мостом дружбы», но теперь его всё чаще зовут «вратами в ад».

Не обошла эта проблема и Таджикистан, там в начале июня, была сорвана попытка проникновения боевиков из Афганистана.

506

Волатильность вдоль границы Центральной Азии и Афганистана не нова. С 1999 по 2001 год, граница была транзитной зоной для групп боевиков, таких как Исламское движение Узбекистана, и это сыграло важную роль в гражданской войне в Таджикистане с 1992 по 1997 год. Американское вторжение в Афганистан в значительной степени парализовало деятельность боевиков в Центральной Азии , заставляя большую часть джихадистов искать убежища в приграничных районах Афганистана и Пакистана. Но активность боевиков вблизи границы Афганистана со странами Центральной Азии, очевидно возрождается, как в результате постепенного вывода вывода войск США из Афганистана так и благодаря возросшей роли Исламского государства и его сателлитов.

Сами по себе эти события не так опасны и не являются критичными, но при их наложении друг на друга, в нестабильном регионе, изобилующим локальными кризисами,  любое из них может стать пресловутой «соломинкой, которая ломает спину верблюда».

В тоже время, судьба Средней Азии, неразрывно связана с глобальными мировыми акторами и во многом от их решений и возможностей в ближайшее время зависит куда качнется маятник развития региона. Об этом — во второй части статьи.

*Организации признаны террористическими и запрещены в России



Количество читателей статьи:
"Центральная Азия: шахматная доска на пороховой бочке" 3 комментария


  • Очередной раунд большой игры - Цезариум

    […] предыдущей части, мы коротко обрисовали внутренние причины, способные […]

  • Китай объявляет войну Исламскому государству - Цезариум

    […] авторы делают вывод о серьезных внутриполитических рисках социальной нестабильности в республиках Центральной Азии и экспансии на этом […]

  • Талибы атакуют север Афганистана - Цезариум

    […] сценарий развития событий усугубит и без того непростую ситуацию в среднеазиатском […]

  • Добавить комментарий

    © 2017 | Рубикон геополитики