Изоляция Катара: что скрывается за кризисом в Персидском заливе?


5 июня Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром.  Такое решение было принято из-за слишком терпимого отношения этой крохотной страны к Ирану и обвинений в поддержке Катаром исламистских группировок, включая «Братьев-мусульман»*, «Исламское государство»* и «Аль-Каиду»*. Этот беспрецедентный шаг вскрыл глубинные противоречия между важнейшими союзниками США на Ближнем Востоке. Симптоматично, что «гром грянул» спустя всего неделю после того, как президент США Дональд Трамп посетил этот регион и вместе с Саудовской Аравией раскритиковал Иран за поддержку террористов в странах от Сирии до Йемена.

Это решение поддержало и временное правительство Ливии, которое базируется на востоке страны и активно сотрудничает с Египтом и ОАЭ. Кроме того, эти страны закрыли воздушное пространство для самолётов катарских авиалиний. Также Саудовская Аравия закрыла сухопутную границу с Катаром, через которую проходила большая часть товаров, в том числе продовольствия.Также было объявлено, что Катар исключают из состава участников аравийской коалиции, ведущей борьбу с мятежниками-хуситами в Йемене.

В чем подоплека конфликта?

Маленький Катар давно выбился в региональные лидеры, претендуя не только на экономическое, но и на политическое влияние в регионе.

gulf-states-qatar (1)

В Катаре живут всего 2,7 миллиона человек, большинство из которых являются иммигрантами (собственного населения чуть больше 300 тысяч). Благодаря огромным запасам газа Катар превратился в одну из самых богатых стран мира. Он является крупнейшим в мире экспортером сжиженного природного газа и важным поставщиком этого ресурса в Азию и Европу. Также страна через свой суверенный фонд Qatar Investment Authority инвестирует серьезные средства в Великобританию, включая лондонский небоскреб Shard и универмаг Harrods. В 2003 году из Саудовской Аравии в Катар перевели основную американскую военную базу в регионе.  Кроме того, в Катаре состоится чемпионат мира по футболу 2022 года и там находится штаб-квартира телеканала «Аль-Джазира».

Газ, американская база и влиятельный телеканал «Аль-Джазира» позволяют Дохе проводить активную и порой агрессивную политику на Ближнем Востоке.  Кроме того, монолитный религиозный и этнический состав дает возможность Катару смело играть на внутренних противоречиях других государств, не опасаясь последствий внутри страны.

В последние годы Доха не раз бросала вызов традиционному региональному центру силы — Саудовской Аравии — и проводила весьма неординарную политику.  У Катара приграничные конфликты с арабскими соседями — но одновременно Доха поддерживает тесные связи с Ираном, вполне мирно деля с иранцами права на крупнейшее месторождение газа в мире Северный купол/Южный Парс.

В чем обвиняют Катар?

Поддержка Катаром исламистских движений уже давно подвергается критике со стороны его региональных соседей, особенно ОАЭ.

Абу-Даби считает, что поддержка Дохой политического ислама, в том числе «Братьев-мусульман» и воинствующей палестинской организации ХАМАС* является для государств Персидского залива смертельной угрозой.

Доха, которая на протяжении долгого времени является домом для духовного лидера «Братьев-мусульман» Шейха Юсуфа Аль-Кардави (Sheikh Yusef al-Qaradawi), служит убежищем для исламистских активистов, среди которых — граждане Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов.  В столице Катара принимают официальных представителей организаций, которые многие другие государства считают террористическими например — афганский «Талибан»*

Катар является наиболее агрессивным союзником исламистских группировок в Сирии, стремящихся свергнуть режим президента Башара Асада. По словам критиков, речь в основном идет о косвенной помощи таким связанным с «Аль-Каидой» группировкам, как «Тахрир аш-Шам», (это бывшая «Джебхат ан-Нусра» — запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) и «Ахрар аш-Шам«.

Соседи Катара — Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ — за последние годы тоже не избежали обвинений в поддержке этих и других террористических организаций, действующих не только на Большом Ближнем Востоке, но и в США и в Европе.  О связях Саудовской Аравии и Аль-Каиды не слышал только ленивый. Но как считается непосредственную помощь различным организациям исламистского толка она в последние годы сократила, отдав пальму первенства Катару и Турции. И вот теперь представился неплохой случай для Эр-Рияда и его союзников свалить все на Доху.

Египет и Арабские Эмираты также обвинили Катар и Турцию в поддержке исламистских повстанцев в Ливии. Каир и Абу-Даби поддерживают авторитарного фельдмаршала Халифу Хафтара (Khalifa Haftar), контролирующего большую часть восточной Ливии.

На региональном уровне Доха наладила более тесные связи с Анкарой, которая руководствуется аналогичными принципами в поддержке исламистских группировок в Сирии. Турция открыла военную базу в Катаре, который на протяжении многих лет предоставлял свою авиабазу «Аль-Удейд» Центральному региональному командованию вооруженных сил США.

Катар признает, что его позиция в отношении политического ислама и организации «Братья-мусульмане» отличается от позиции некоторых его соседей, но утверждает, что нет ничего плохого в поддержке организаций, которые пользуются широкой популярностью в массах. Свою поддержку вооруженных террористических группировок Катар отрицает.

Что стало причиной дипломатических трений?

Краеугольным камнем конфликта стал Иран. Коалиция Эр-Рияда и Абу-Даби все более обеспокоена тем, что, по ее мнению, является сближением Дохи с Ираном.

Исламская Республика Иран, возглавляемая шиитами, является основным региональным соперником Саудовской Аравии, которой управляют сунниты. Эти два крупных экспортера нефти поддерживают противоположные стороны в нескольких конфликтах, в том числе в Сирии и Йемене. Объясняя решение оборвать дипломатические связи, Саудовская Аравия сослалась на то, что Катар поддерживает «террористические группировки, стремящиеся дестабилизировать ситуацию в регионе. Она также обвинила Катар в поддержке «спонсируемых» Ираном террористических группировок», которые действуют в восточной провинции королевства, а также в Бахрейне.

Катар, суннитское государство, которое осваивает свои огромные месторождения на севере совместно с Ираном, традиционно занимает менее агрессивную позицию по отношению к Тегерану — так же, как и Оман, сосед Дохи по Персидскому заливу. Доха гордится тем, что является нейтральным игроком, способным выступать в качестве посредника в региональных конфликтах от Ливана до Судана. Но, по словам критиков Катара, нейтральное посредничество постепенно превратилось в поддержку группировок, которые активно действуют вопреки интересам суннитских государств Персидского залива.

Катар, как предполагается, платил миллионы долларов группировкам, пользующимся поддержкой Ирана, включая «Хезболлу», чтобы добиться в прошлом месяце освобождения своих граждан, взятых в прошлом году в заложники на юге Ирака.

Открытое нежелание поддерживать позицию суннитских стран Залива в отношении Ирана расценивается как предательство в самом крайнем его проявлении.   Ранее в 2016 году, после казни влиятельного шиитского духовного лидера в Саудовской Аравии, участники акций протеста подожгли посольство Саудовской Аравии в Тегеране, в результате чего Саудовская Аравия разорвала дипломатические связи с Ираном.

Ситуация заметно накалилась после визита Трампа в Саудовскую Аравию. Спустя несколько дней после того, как Трамп и король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз (Salman bin Abdulaziz) назвали Иран главным спонсором терроризма в мире, это королевство и ОАЭ обвинили Катар в попытках сорвать планы по изоляции Ирана. С критикой в адрес шейха Тамима выступили газеты, духовные лидеры и даже знаменитости. Отделение «Аль-Джазиры» в Эр-Рияде обвинило его в том, что он ударил своих соседей иранским кинжалом.

Вдохновленные перспективой укрепления связей с США при администрации Трампа, Саудовская Аравия и ОАЭ стараются сокрушить любую оппозицию, стремящуюся ослабить единый фронт, борющийся против иранского влияния на Ближнем Востоке. Под этим соусом они также пытаются надавить на Катар, чтобы тот перестал оказывать помощь «Братьям Мусульманам» и группировке ХАМАС, которая контролирует сектор Газа. То есть по сути, чтобы страны Персидского залива стали единым центром политического влияния на Ближнем Востоке с главенствующей ролью Саудовской Аравии.

Искрой, из которой разгорелся этот пожар, стал репортаж катарского государственного информационного агентства, в котором были приведены комментарии правителя Катара шейха Тамима бин Хамада аль-Тани (Sheikh Tamim bin Hamad Al Thani), выступившего с критикой роста антииранских настроений. Чиновники Катара быстро удалили этот комментарий, обвинили в его появлении неких хакеров и призвали сохранять спокойствие (как бы иронично это не звучало, но правоохранительные органы США подозревают, что за этим тоже могут стоять хакеры из России). СМИ Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов проигнорировали заявление о хакерской атаке и снова и снова транслируют предположительные высказывания шейха Тамима.

Критика со стороны СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ обострилась после того, как шейх Тамим в выходные позвонил по телефону президенту Ирана Хасану Роухани (Hassan Rouhani), продемонстрировав тем самым явное пренебрежение к мнению Саудовской Аравии.

 

Что дальше?

Кризис в Персидском заливе всерьез обеспокоил Вашингтон.

Это подрывает идеальную картину Ближнего Востока, нарисованную в ходе визита Трампа, когда арабские страны во главе с Саудовской Аравией объединяются в едином порыве против террористов и шиитского Ирана, а потом еще и мирятся с Израилем. По сути напряженность между Катаром и его соседями показывает, что старые геополитические линии, на которые опирался Белый дом, больше не могут объяснить Ближний Восток.

Разрыв с Катаром лишний раз демонстрирует , что единства нет даже внутри такой небольшой организации, как Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Что уж говорить обо всех арабских и тем более остальных исламских странах. В таком случае ставить на повестку дня вопрос об арабском НАТО, как об арабской военной коалиции на долгосрочной основе невозможно.

Более того, если конфликт будет разрастаться, то не только Катару придется решать вопрос, кто его союзники, но и США. Обвинения в адрес Катара, которые звучат в объяснениях о разрыве отношений, уменьшают возможности Вашингтона по сотрудничеству с Дохой. Туманной становится судьба военной базы аль-Удэйд на территории Катара, которая является основной площадкой для проведения контртеррористических операций США в этом регионе.

Будет небезынтересно наблюдать как Трамп, который еще недавно ликовал  после грандиозного, приема в Эр-Рияде, будет справляться с этим вызовом. В конце концов, Белый дом настаивал на том, что президент «объединил весь мусульманский мир так, как этого не происходило уже много лет», как сказал один из членов администрации  Трампа в прошлом месяце.

Что касается молодого катарского эмира Тамима бен Хамада Аль Тани, взошедшего на трон в июне 2013 года, тот этот кризис стал первым серьезным дипломатическим испытанием. Многие региональные эксперты отметили, что эмира заставили расплачиваться за политику отца, который установил слишком близкие отношения с Ираном. Новому шейху Тамиму вроде бы удалось наладить диалог с Эр-Риядом, и конфликт вроде бы был исчерпан, но, как оказалось, ненадолго.

Последствия кризиса могут быть серьезными, поскольку половину всего своего продовольствия Катар получает через сухопутную границу с Саудовской Аравией. Закрытие границы, вероятно, также скажется и на строительной отрасли и может повлиять на подготовку Дохи к Чемпионату мира по футболу 2022 года.

Ситуация отразится и на авиации. После закрытия воздушного пространства Саудовской Аравии катарская авиакомпания Qatar Airways, один из самых быстро развивающихся авиаперевозчиков в мире, столкнется с проблемой увеличения длительности перелетов в западном направлении. Базирующиеся в Дубае авиакомпании Арабских Эмиратов Etihad Airways и Emirates уже объявили, что со вторника прекращают полеты в Катар. Эр-Рияд и Абу-Даби также заявили, что будут добиваться от дружественных стран закрытия воздушного пространства для полетов в Доху, однако подробности о каких-либо попытках ужесточить блокаду пока не сообщаются.

В случае углубления конфликта поставка катарского природного газа в соседние Объединенные Арабские Эмираты по трубопроводу Dolphin может быть приостановлена. Это приведет к сокращению поставок в ОАЭ на треть в условиях летней жары, когда спрос на энергоносители резко возрастает.

Но и у Катара есть ресурсы сопротивляться изоляции. В этом году Катар стал крупнейшим поставщиком сжиженного газа в Египет, зависят от катарского газа ОАЭ и Кувейт. Безусловно, они могут рассчитывать на альтернативные поставки, но вот понравится ли необходимость менять поставщика Японии или Индии, которые являются крупнейшими импортерами катарского СПГ? Пока арабские страны не ввели морскую блокаду Катара, и катарцы заверяют японскую сторону, что никаких проволочек с исполнением контрактов не будет.

Вопрос, решатся ли арабы блокировать выход морского транспорта из Катара в Персидский залив. Это была бы слишком высокая цена для мировой экономики.

Споры между странами Персидского залива могут ограничить их привлекательность для иностранных инвесторов. Еще до визита Трампа представители Citigroup отметили, что рост напряженности в отношениях между США и Ираном может оказать «существенное» влияние на нефтяные и финансовые рынки. Ценные бумаги Катара потеряли 5% стоимости.

Как отметил Мехран Камрава (Mehran Kamrava), директор центра международных региональных исследований при Джорджтаунском университете в Катаре, «Во внутренних разногласиях и спорах нет ничего нового, однако в данном случае особое внимание привлекает выбор времени и беспрецедентный уровень давления». Это говорит о том, что «Саудовская Аравия и ОАЭ хотят полностью подчинить себе Катар».

Пока ясно одно: это самый серьёзный дипломатический кризис в Персидском заливе за всю историю сотрудничества этих независимых государств, и от направления его развития будет зависеть экономическое и политическое будущее этой части планеты.

Впрочем, до сих пор, когда дело доходило до бизнеса, арабские страны находили компромиссы с кем угодно, в том числе и с Тегераном.

 



Количество читателей статьи:
"Изоляция Катара: что скрывается за кризисом в Персидском заливе?" Комментариев нет


Добавить комментарий

© 2017 | Рубикон геополитики