Copyright@ Cezarium 2020
Главная » Лонгрид » Роль Италии в ливийском кризисе. Растерянность после предательства.
2016-09-01 1 комменатрий Лонгрид Просмотры: 1818

Роль Италии в ливийском кризисе. Растерянность после предательства.

Италия никогда не скрывала, что ливийское урегулирование для страны является приоритетом и важнее даже, чем разрешение сирийского кризиса. Дело не только в обеспечении национальной безопасности в связи с потоком мигрантов, отплывающих в Италию преимущественно с берегов Ливии, но и в серьезных экономических интересах, опирающихся на давнюю историю особых отношений двух стран.

Для Рима крайне важно удерживать свое положение привилегированного европейского игрока в Ливии, и США давно подталкивали итальянское правительство к более решительным действиям. Еще почти два года назад сначала министр иностранных дел Паоло Джентилони, а потом и министр обороны Роберта Пинотти заявили, что Италия готова взять на себя командование военной операцией в Ливии.

Однако их слова были тут же переведены в разряд маловероятных гипотез премьер-министром Маттео Ренци, который однозначно дал понять, что Италия не намерена непосредственно участвовать ни в каких военных операциях. Глава кабинета объясняет такой подход неудачным (что признано большинством западных стран) предыдущим опытом в Ливии, когда в 2011 году внешнее международное вмешательство в помощь ливийским мятежникам привело к свержению и убийству полковника Муаммара Каддафи и последующему хаосу в стране.

«Мы не поддерживаем сиюминутных операций, не предусматривающих четкого плана урегулирования на последующий период», — неоднократно указывал Ренци, косвенно обвиняя французских партнеров в «непродуманных действиях» в Ливии, в которые они втянули все международное сообщество, включая США.

Пять лет назад Италия под руководством тогда Сильвио Берлускони была фактически принуждена предоставить свои военные базы, находящиеся в распоряжении НАТО, для обеспечения «бесполетной зоны» и бомбардировок Ливии. Экс-премьеру особенно тяжело далось то решение, учитывая его личные отношения с Каддафи, о которых Рим, к слову, вспоминает с заметной ностальгией.

Сейчас ситуация несколько иная. США, возглавляющие международную операцию по борьбе с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ)*, начали бомбардировки Сирта — города, считавшегося форпостом террористов в Ливии. Это решение поставило итальянцев в довольно сложное положение.

Вмешательство США, «ограниченное по срокам и территории», осуществляется по просьбе Правительства национального согласия (ПНС), созданию которого Италия всячески способствовала. С одной стороны Риму выгодно, что американцы взяли на себя «грязную работу», ответственность за которую он побоялся взять на себя. В то же время итальянцам нужно найти способ продемонстрировать свою незаменимость для Ливии, и только оказания гуманитарной помощи недостаточно.

Свидетельством определенного смятения стали публикации в итальянских СМИ в последующие дни после объявления Пентагона о начале бомбардировок Сирта, родного города Каддафи. Не дожидаясь официального подтверждения, пресса сообщила, что Италия передает свои базы (главным образом наиболее близкую к Ливии — в Сигонелле на Сицилии) в пользование американского командования.

Примечательно, что правительство сначала это стало опровергать, заявив, что никаких запросов от американской стороны не поступало. Затем министр обороны сообщила в парламенте, что, если понадобится, правительство готово «ответить положительно» на запрос США. Никаким другим образом оно ответить не может согласно международным соглашениям между странами-партнерами по НАТО.

На базе в Сигонелле практически на постоянной основе базируются американские военные, как и в Виченце, Ливорно, Неаполе и под Порденоне (на северо-востоке Апеннин). Неудивительно, что через несколько дней в интервью глава МИД Джентилони сказал, что база уже используется.

Предоставление базы и воздушного пространства (без которого американцы, при желании, могли обойтись, осуществляя вылеты с авианосца в Средиземном море) — это самое малое, что могли сделать итальянцы для демонстрации ливийцам своего участия. Вся эта игра была нужна для «внутреннего потребления», поскольку правительство опасалось реакции оппозиции.

Во-первых, вопрос о начале любой военной кампании должен пройти одобрение в парламенте. Во-вторых, оппозиция, как и Ренци, хорошо помнит события 2011 года. Кроме того, многие на Апеннинах полагают, что крайне сдержанная позиция Италии, ее неучастие в бомбардировках боевиков ИГ спасает страну от терактов (в отличие от ведущей себя гораздо более решительно Франции).

Один из лидеров Движения «5 звезд» Луиджи Ди Майо (вице-спикер нижней палаты) заявил, что даже предоставление баз для осуществления бомбардировок «представляет угрозу для страны, увеличивая ее уязвимость перед терактами». Другое закономерное опасение — не выступить в очередной раз в глазах ливийского населения агрессорами. Все это прекрасно понимает Ренци, которому приходится, как и во многих других вопросах международной политики (в отношениях с РФ, например), лавировать между национальными интересами, международными обязательствами и стремлением поддерживать достойный статус страны, часто выбирая полумеры.

Некоторые аналитики полагают, что Италия остается на «пацифистских позициях» просто потому, что не может в нынешний момент позволить себе с экономической точки зрения дорогостоящих военных операций. Рим гордится, что итальянский контингент — один из самых многочисленных в составе сил, участвующих в международной операции по борьбе с ИГ, но занимается он исключительно подготовкой местных военных (преимущественно в Ираке), материально-техническим обеспечением, а также охраной дамбы в Мосуле, подряд на восстановление которой достался итальянской компании Trevi Spa («Треви»).

В СМИ возник в прямом смысле слова детектив о присутствии неких итальянских специальных подразделений в Ливии. Кто-то писал, что они участвуют чуть ли не в освобождении Сирта плечом к плечу с ливийским ополчением, выбивающим оттуда террористов. Но сами ливийские командиры это немедленно опровергли. Затем источники в правительстве разъяснили, что в определенных районах Ливии, «далеких от боевых действий», есть итальянские специалисты, подчиняющиеся непосредственно спецслужбам, которые занимаются подготовкой местных вооруженных сил.

Было указано, что такие операции не нуждаются в одобрении парламента, поскольку, согласно недавно принятой правительством норме, решения подобного рода может принимать совет министров. А эти секретные (как уточнил Джентилони, отказавшись их комментировать по этой причине) операции подконтрольны лично премьер-министру.

О том, что в Ливии действуют спецслужбы США, Великобритании, Франции и Италии, СМИ пишут давно. Бомбардировки Сирта — тоже не первая военная операция США в Ливии. Ранее уже сообщалось о точечных ударах американских ВВС по позициям ИГ в Сабрате, например. И в Италии широкая общественность об этом узнала только потому, что в ходе этих ударов были освобождены заложники итальянской компании, которая продолжает обслуживать нефтяную инфраструктуру.

Тогда у итальянского правительства тоже возникли проблемы с оппозицией, потому что американское командование не предупредило его о бомбардировке в зоне, где содержались заложники. Операция в Сирте, как следует из информации СМИ, обсуждалась, но, тем не менее, для Италии стала неожиданностью. Хотя, скорее, приятной, по мнению бывшего главы Генштаба Италии, генерала Винценцо Кампорини.

«(Президент США Барак) Обама нас удивил, хотя это вынужденный шаг с его стороны», — прокомментировал генерал решение США о бомбардировках Сирта. Аналитики задаются вопросом, почему США возвращаются в Ливию — страну, которую Белый дом не считает приоритетной с точки зрения собственных интересов.

Обозреватель газеты » Мессаджеро» Алессандро Орсини полагает, что «Обама решил действовать с опозданием, потому что уход британцев и французов в свое время способствовал обоснованию ИГ в Сирте». «И поскольку ИГ, где бы ни находилось, представляет угрозу американским гражданам, Ливия перешла в категорию стран, которая не безразлична США»,- отмечает обозреватель.

По мнению Орсини, Италия, даже косвенно участвуя в бомбардировках, становится потенциальной целью ИГ, так как эта группировка, даже не имея (как в свое время «Аль-Каида») разветвленной организованной сети на Западе, действует через отдельных своих сторонников, способных, как показали теракты в Париже, Брюсселе, Ницце, убить десятки людей.

По данным ливийских властей, в районе Сирта сражались около 4,5 тыс. боевиков. В боях погибли или были захвачены около 500 из них, что означает, что большая часть бежала. Неслучайно и введение второго уровня предупреждения об опасности (по трехбалльной шкале) в итальянских портах. Террористы могут прибыть в Италию и под видом добропорядочных туристов.

Итальянцам есть, что терять в Ливии. Как уже говорилось, две страны имеют давнюю историю отношений. Ливия с 1911 года на протяжении 40 лет была итальянской колонией. Там образовалась большая итальянская община. В 2008 году Сильвио Берлускони, установивший личные хорошие отношения с Каддафи, подписал с ним Договор о дружбе и сотрудничестве, предполагавший многомиллиардные вливания в Ливию со стороны Италии в качестве «компенсации за годы колонизации».

На самом деле это Ливия давно дала Италии в три раза больше — на протяжении 50 лет итальянская энергетическая компания Eni (ЭНИ) была лидером в добывающем секторе богатой углеводородами страны. Итальянцам принадлежала ведущая роль и в других отраслях. На Апеннинах многие полагают, что именно желание выбить Италию с ее позиций в Ливии на самом деле стояло за инициативой Франции (Николя Саркози) начать военную операцию против Каддафи в 2011 году. Итальянцы почти не скрывают свою досаду по этому поводу.

Примечательно, что и сейчас Ливия стала полем противостояния с европейским соседом. Известно, что Париж несколько дистанцировался от международного сообщества в поддержке обосновавшегося в Триполи ПНС, поглядывая на парламент в Тобруке, который так и не проголосовал за признание правительства Ливии во главе с Фаизом Сараджем. Есть у Рима и определенная обида на Брюссель, где годами игнорируют призывы к необходимости поиска решения ливийского кризиса на европейском уровне. Но никто не торопится этого делать — мигранты оттуда все равно прибывают только в Италию.

Несмотря на полный хаос и фактическое безвластие в Ливии (ПНС не контролирует большую часть территории, где продолжают хозяйничать отдельные вооруженные группировки), нефтяной бизнес в Ливии продолжается. Хоть объемы добычи и сократились в несколько раз. Не сообщалось о прекращении поставок газа в Италию по «Зеленому потоку», функционируют офшорные платформы Eni, в стране сохраняется часть итальянского технического персонала. При этом никто особо не заостряет внимание, какой ценой это дается. Недавно глава ливийской Национальной нефтяной корпорации назвал ошибкой финансирование вооруженных группировок, контролирующих районы месторождений, в обмен на их охрану. При этом не уточнялось, кто и в каком размере оплачивает такую услугу. Похоже, в Ливии установилось определенное хрупкое равновесие, нарушать которое у Италии особого желания нет.

Количество читателей статьи:
"Роль Италии в ливийском кризисе. Растерянность после предательства." 1 комментарий


  • Третья сила претендует на власть в Ливии - Цезариум

    […] Мы наблюдаем последствия свержения законных лидеров. Сегодня в Ливии по существу нет государства, а есть […]

  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *