Copyright@ Cezarium 2020
Главная » Главное » Смогут ли курды построить свое государство? Что может этому помешать?
2019-12-25 нет комментариев Главное, Лонгрид Просмотры: 8810

Смогут ли курды построить свое государство? Что может этому помешать?

В современных международных исследованиях и журналистике на Западе распространено мнение о курдах, как о гордом светском народе, веками стремившемуся к обретению независимости. В европейской академической науке и аналитике последовательно создается позитивный имидж курдов, сражающихся с репрессивными режимами Турции, Ирака, Сирии и Ирана за идею построения собственного светского демократического национального государства по европейскому образцу. В качестве примера приводятся история противостояния курдов северного Ирака и репрессивной диктатуры С.Хусейна, критика иранских курдов «режима шиитских мулл» после Исламской революции 1979 г., создание сирийскими курдами «федерации Рожава» на принципах демократического регионализма в Сирии и т.п. Немалую роль в конструировании и поддержании интереса к этим легендам играют сами курды, проживающие в Европе и принимающие активное участие в политике, а также разведки стран Запада и Израиля, заинтересованные в дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке.

Одним из характерных и распространенных является миф о курдах, как самом многочисленном в мире народе без собственной государственности (значительно более многочисленные и сплоченные территориально, этнически и лингвистически народы проживают в юго-восточной Азии, в частности, в Индии – тамилы, маратхи, каннара, телугу и др.) Что характерно, до 1991 г. «самым большим народом без Родины» на Западе считали украинцев и оказывали активную поддержку националистам-эмигрантам, поживавшим в Канаде и США.

Действительно, исторически так сложилось, что ареал проживания курдов (Курдистан) на протяжении последней тысячи лет так или иначе оказывался разделен между тремя базовыми геополитическими пространствами Ближнего Востока: Византийским, впоследствии османско-турецким, иранским и сирийско-арабским. Причем, располагается этот ареал на естественных границах между этими исторически и культурно сложившимися регионами, то есть, как правило, в труднодоступной горной местности. Это способствовало языковому, религиозному и культурному разделению курдских племен, а также трудностям в создании собственных политических и социальных проектов.

Эрбиль — древняя столица Иракского КурдистанаВ настоящее время курды Ближнего Востока разделены по целому ряду критериев:

1. Государственными границами, образовавшимися по итогам Первой мировой войны: курды традиционно проживают на территориях Турции, Ирака, Ирана, Сирии, малочисленные общины существуют на Кавказе.

2. Естественными преградами, главным образом, горами разделяющими различные курдские племена. Отдельные ареалы обитания курдов располагаются далеко друг от друга и разделены территориями с численным преобладанием других народов.

3. В языковом отношении: единый литературных язык отсутствует. В курдском языке два основных диалекта – курманджи (северный) и сорани (южный), которые значительно отличаются друг от друга как грамматически, так и лексически. Присутствуют также диалекты хеврами, келхури, зазаки, димилки, кирманки. Письменность также используется разная (латиница, арабица). Каждый из диалектов подвергается значительному влиянию основного национального языка, в зависимости от ареала проживания. В Турции, например, где проживает большинство курдов, свыше половины вообще не владеют родным языком даже на разговорном уровне. Относительно последовательная традиция использования курдского языка (в системе образования, делопроизводстве и т.д.) есть только в Ираке, где она начала складываться в ходе британской оккупации с 20-х гг. ХХ в.

4. В политическом отношении разрозненность для курдов еще более характерна. В Турции курды делятся на левых националистов – сторонников Рабочей партии Курдистана (РПК) и исламистов, различных религиозных движений (главным образом, ветвей тариката «Кадирийа»). Между этими двумя движениями то и дело вспыхивают вооруженные конфликты.

Ареал распространения разных диалектов курдского языка

В Курдском автономном районе Ирака с момента его образования сохраняется фактическое региональное троевластие: столица Эрбиль находится в руках у клана Барзани (Демократическая партия Курдистана), второй по величине город Сулеймания – у клана Талабани (Патриотический союз Курдстана), отношения между ними довольно напряженные. В северных районах, практически не подчиняющихся центру, сильны позиции РПК.

В Сирии до половины курдского населения не является коренным. Оно перебежало из Турции в 80-90-е гг. ХХ в. в результате репрессий турецких властей, являются активистами РПК, не имеют сирийского гражданства и подавляют местных курдов, среди которых распространены умеренные политические настроения. В ходе сирийской гражданской войны в 2013 г. противники РПК из движения «Курдский национальный совет» были уничтожены или эмигрировали в соседний Ирак.

Митинг за независимый Курдистан

В целом, до сих пор курдская идентичность в большинстве случаев имеет не национальный, а ярко выраженный племенной характер. Сторонники того или иного политического или религиозного движения определяются родственными отношениями, в частности, в Турции существуют племена, кланы, семьи, традиционно поддерживающие РПК, или являющиеся апологетами того или иного тариката. Ряд крупных племен и религиозных общностей не определилась со своей принадлежностью к курдскому этносу – это 3-миллионный народ заза, езиды (религиозно-этническая общность, 1,5 млн. человек): курдские националисты, как правило, включают их в состав «курдской нации», сами же эти народы, как и курды с этим не согласны.

Оставляя за скобками сомнения относительно применимости теории национализма для неевропейских народов, можно с уверенностью заявить, что единой курдской нации в настоящее время не существует. С точки зрения теории ближе всего к формированию курдского национализма и нации подошли турецкие сторонники РПК. Их политический лидер А.Оджалан в своих работах (большинство переведены на русский и язык и опубликованы) сформировал вполне состоятельную, оригинальную и последовательную концепцию курдского национализма, основанную на всех базовых принципах европейской концепции нации.

Абдулла Оджалан

Однако развитие ситуации в Сирии и Турции ведет, судя по всему, к дальнейшей маргинализации этого концепта. Политическая теория курдской автономии северного Ирака является паллиативной, а сами их квазинезависимость базируется на слабости центрального правительства в Багдаде, поддержке США и Израиля, экспорте природных ресурсов и распределении доходов от них между сложной системой кланов, племен и тарикатов.

Различные концепции курдского национализма разрабатываются главным образом в эмигрантских кругах в Западной Европе (в первую очередь в ФРГ и Швеции, где присутствует сплоченная курдская община) и мало соотносятся к реалиям «на земле». В этих теориях действительно преобладают главным образом светские либерально-демократические и леволиберальные подходы, которые и создают столь популярный на Западе образ курдов как борцов с авторитаризмом, терроризмом и религиозным мракобесием.

Вместе с тем, в истории широко известны случае быстрого создания новых наций и государств фактически «с нуля». Как правило, для успеха этого процесса необходимы три составляющих:
1. Слабость и распад действующего государственного проекта;
2. Поддержка нового геополитического течения из-за рубежа;
3. Наличие в кругах национальной интеллигенции проекта нации, на базе которого создается национальная мифология, единый язык и история.

В случае с курдами определенный толчок к развитию национализма был получен на рубеже XIX – XX вв. с распадом Османской империи, ослаблением Ирана и появлением внешних интересантов в развитии нового государственного проекта на Ближнем Востоке. В 30-е гг. ХХ в. курдские восстания удалось почти полностью ликвидировать после «антикурдского договора», который заключили между собой Турция, Иран, Сирия и Ирак. В 1941-1946 гг. СССР поддерживал курдский национальный проект в Иране (Мехабадская республика).

Проект Мехабадской Республики

После 1991 г. иракские курды получили содействие США в создании автономии, поскольку являлись противниками С.Хусейна. «Федерация Рожава» укрепилась в Сирии также главным образом благодаря помощи США, которые продолжают рассматривать курдских сепаратистов в качестве союзников против ИГИЛ и сирийских властей в Дамаске. Таким образом, важнейшим критерием успешности курдского национального проекта на Ближнем Востоке является поддержка внешних сил, заинтересованных в ослаблении государств, на территории которых проживают курды.

Федерация Рожава (выделено розовым)

Такими интересантами в настоящее время являются Израиль и США. Региональная внешняя политика Израиля базируется на принципе невозможности обретения союзников среди арабов и, шире, мусульман, считающихся врагами государства «по определению». Тель-Авив, действуя по старому принципу «враг моего врага мой друг», заинтересован в ослаблении своих ближних и дальних соседей, которые на государственном или частном оказывают поддержку различным группам палестинского движения.

Курдский сепаратизм способен, с точки зрения израильских аналитиков, нанести значительный ущерб единству Турции, Сирии и Ирана, обратив усилия их правительств на борьбу с внутренним врагом (курдами) и ослабив, таким образом, их антиизраильские заходы. Вместе с тем, оказываемая израильскими спецслужбами и политиками поддержка курдским политическим проектам довольно ограничена как скромностью собственных ресурсов, так и позицией главного заокеанского союзника страны.
Политика США в этом вопросе далеко не столь однозначна. Если в Ираке в 1991-2003 гг. они оказывали местным курдским политикам однозначную и всемерную поддержку, поскольку вели войну с С.Хусейном, то в настоящее время они не спешат становиться сторонниками полной независимости «Иракского Курдистана». Несмотря на непримиримую позицию Вашингтона в отношении Дамаска их поддержка, оказываемая сирийскому курдскому политическому проекту весьма ограничена.

В своей активной работе с меньшинствами, в том числе с курдами, в Иране, американцы также, по возможности, избегают сепаратистской повестки дня, которая может привести к появлению «курдской автономии» в этой стране. Чем вызвана такая осторожность?

Главным фактором, сдерживающим поддержку США курдскому национальному проекту, является Турция. Бурное развитие страны в последние 40 лет, рост населения, экономики, мощи армии, а также влияния на международной арене повышают значимость этой страны для Запада в качестве союзника, в том числе по сдерживанию России, Ирана и Сирии. Независимое руководство Турции пользуется этим и шантажирует Вашингтон своей потенциальной возможностью «перейти на сторону Москвы».

Только этот фактор сдерживает США, Евросоюз и Израиль в переходе к практическому обеспечению концепта курдской независимости в жизнь. Если конфликт между Вашингтоном и Анкарой получит свое дальнейшее развитие, и Турция будет причислена к «оси зла» можно не сомневаться в том, что значительные силы и средства будут брошены Западом на поддержку курдского сепаратизма. Впрочем, на ближайшую перспективу такой сценарий видится маловероятным.
Следует учитывать и еще один важный фактор, препятствующий развитию курдского национального проекта.

Американские военные на курдских территориях в Сирии

Власти Турции ведут непримиримую борьбу с любыми проявлениями сепаратизма с курдской стороны. Например, значительная часть депутатов парламента от «прокурдской» Демократической партии народов, включая ее лидера С.Демирташа, находятся в заключении, как и целый ряд законно избранных мэров городов, вместо которых управление осуществляется силовиками. В Сирии курдские националисты находятся под все возрастающим давлением со стороны Турции, России и законного правительства в Дамаске. В Иране правительство также внимательно следит за настроениями в курдских регионах. И лишь в дезорганизованном, находящемся с 2003 г. в состоянии вялотекущей гражданской войны, Ираке курдам удалось создать свой национальный квазипроект. В этом отношении наиболее «слабым звеном» является Иран, в котором антигосударственные настроения поддерживаются как напрямую (финансирование оппозиции), так и косвенно (за счет жесточайшего режима санкций) из США и Израиля. В результате восстания оппозиции Иран может пойти по пути Сирии, что приведет местных курдов к необходимости выбора путей собственного национального самоопределения.

Специально для CEZARIUM

Появится ли независимый Курдистан?

BBC: Сложный военный театр Сирии: курды, турки, русские, американцы

Количество читателей статьи:
"Смогут ли курды построить свое государство? Что может этому помешать?" Комментариев нет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *