Copyright@ Cezarium 2021
Главная » Лонгрид » Первое аппаратное поражение "Дарта Вейдера" Белого дома: Бэннон покинул СНБ США
2017-04-07 нет комментариев Лонгрид Просмотры: 984

Первое аппаратное поражение «Дарта Вейдера» Белого дома: Бэннон покинул СНБ США

5 апреля стало известно, что президент США Дональд Трамп лишил одного из своих ключевых советников, бывшего руководителя ультраконсервативного издания Breitbart Стивена Бэннона места в Совете национальной безопасности. Это событие, а также возможная ссылка заместителя советника президента по национальной безопасности К. Т. Макфарлэнд в Сингапур в качестве посла США, по всей видимости, указывают на то, что генерал-лейтенант Г. Р. Макмастер, назначенный советником по национальной безопасности, наконец начал понемногу добиваться своего. Главный стратег Трампа говорит, что так и было задумано, американские газеты называют отстранение Бэннона победой зятя президента Джареда Кушнера. Что значит эта перестановка в Белом доме — и причем тут Китай?

Совет безопасности США — это консультативный орган при президенте, который существует с 1947 года; он был создан для решения наиболее важных вопросов национальной безопасности на фоне начала «холодной войны» с СССР. В совете заседают военные, руководители спецслужб и другие чиновники, занимающие критически важные для государства должности. Помимо прочего, совет безопасности принимает решения об убийстве того или иного человека в интересах государства; именно этот орган составляет списки целей для ударов беспилотников.

При Бараке Обаме состав совета безопасности значительно расширился и претерпел множество преобразований, Трамп в своих предвыборных обещаниях говорил, что вернет органу прежний вид. Тем не менее, первое, что он сделал, это назначил в один из ключевых комитетов совета безопасности своего главного стратега, бывшего руководителя ультраконсервативного издания Breitbart Стивена Бэннона. Этот шаг был крайне необычен: Бэннон занимает пост советника, то есть занимается политической работой, он не командует войсками и не управляет министерствами. До Бэннона политики, подобные ему, в совет не попадали.

При этом сам Бэннон участия в работе совета безопасности практически не принимал. Он был на заседаниях один или два раза, пишет The Washington Post, и наблюдал за трансформацией этой структуры под нужды Дональда Трампа со стороны. Американские газеты пишут, что фактически Бэннон должен был следить за еще одним советником Трампа, отставным генералом Майклом Флинном — реформировать совет предстояло именно ему, но в Белом доме опасались, как бы бывший военный не совершил излишне радикальных поступков.

В феврале 2017-го Флинн лишился поста в Белом доме. Место Флинна занял Эйч Ар МакМастер, прославленный американский генерал, который стал новым советником Трампа по вопросам национальной безопасности. МакМастер получил право увольнять назначенцев Флинна и сразу дал понять, что не собирается смешивать работу совета безопасности с политикой. Именно это обстоятельство и называют истинной причиной отстранения Бэннона, хотя сам он говорит, что просто закончил свою работу по реформированию совета.

Однако, как пишет The New York Times , г-жа Макфарлэнд, которую генерал МакМастер захотел вывести из состава совета, проработала в нем больше месяца. Более того, в середине марта генерал Макмастер попытался уволить Эзру Коэна-Ватника (Ezra Cohen-Watnick) с поста директора Совета национальной безопасности Белого дома по разведке. Однако Коэн-Ватник, занимавший этот пост со времени, когда Майкл Флинн (Michael Flynn) был советником президента по вопросам национальной безопасности, пожаловался г-ну Бэннону и Джареду Кушнеру (Jared Kushner), которые убедили Трампа оставить его на этой должности.

Неспособность МакМастера повлиять на ситуацию показывает, насколько далеко он находится от круга доверенных лиц  Трампа, подчеркивает The New York Times.

По сути сам факт назначения старшим директором по разведывательным программам 30-летнего Эзра Коэна-Уотника, хотя обычно эта должность достается высокопоставленным и заслуженным сотрудникам ЦРУ — стал своеобразным вызовом «силовому блоку» администрации Президента.

Ситуация усугубилась тем, что Коэн-Уотник занимался подготовкой ответов Белого дома Конгрессу на обвинения в связях с Россией — чисто политической работой, которой не должно быть места в правильно функционирующем совете безопасности, что привело к скандалу с участием председателя комитета по разведке Палаты представителей Девина Нуньеса (его обвинили в использовании информации о «сопутствующем наблюдении» полученной от Коэна-Уотника, в целях отвлечения внимание СМИ и общественности от расследования возможных связей между членами команды Дональда Трампа и российским правительством).

Также, в ходе своего первого официального визита в Пекин госсекретарь Рекс Тиллерсон беззаботно разбрасывался такими модными сейчас формулировками, как «взаимовыгодные решения» и «взаимоуважение», описывая отношения между США и Китаем. Такие формулировки, по всей видимости, стали сигналом капитуляции США перед геополитической позицией Китая, решительно настроенного закрепить за собой определенную сферу влияния. Это стало очередным примером в серии сбивающих с толку изменений в тоне и содержании высказываний со стороны Вашингтона. Мэтт Поттингер, директор азиатской программы в Совете национальной безопасности, написал служебную записку, в которой он попытался предостеречь от использования подобных формулировок. Тот факт, что никто, по всей видимости, не обратил внимания на его предупреждение, указывает на то, насколько незначительна роль этого совета в Белом доме Трампа.

Возможное усиление позиций  Макмастера скорее всего связано с последними событиями в Сирии. Обвинения режима президента Башара Асада в применении химического оружия спустя всего несколько дней после примирительных заявлений Рекса Тиллерсона о допустимости сохранения Башара Асада у власти (что резко контрастировало с позицией предыдущей администрации Обамы), ощутимо ударили по позициям Белого дома. Трамп позиционирует себя решительным и сильным лидером, а Республиканцы, традиционно выступают в роли «ястребов» в отношении внешней политики. Сомнения в возможности контролировать ситуацию на Ближнем Востоке могут довольно серьезно подкосить их электоральные позиции, особенно на фоне последних политических неудач.

Радикальная смена позиций произошла всего за два дня в ходе которых Бэннон и лишился своего места в СНБ.

Поначалу,  Трамп выступил с довольно вялым осуждающим заявлением, а пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) намекнул на то, что было бы «глупо» призывать к смене режима в отсутствие каких-либо альтернатив. На следующий день, в ходе экстренного заседания Совбеза ООН, Никки Хейли (Nikki Haley), посол США в ООН, озвучила совершенно иную позицию, осудив режим и заявив о том, что США следует действовать в одностороннем порядке в том случае, если Совбез ООН не сможет предложить эффективные меры.

После чего Трамп попытался внести коррективы в свои собственные высказывания, отметив, что его отношение к Сирии «очень сильно изменилось». А на следующий день появилась информация, что Президент США обсуждает варианты военного ответа с министром обороны Джеймсом Меттисом. Эта цепочка событий вполне может означать, что маститый и авторитетный «генералитет» в лице Мэттиса, Келли и Макмастера начинает потихоньку «отжимать» рычаги власти у недостаточно опытной команды, с которой  Трамп прошел предвыборную компанию.

Более того, уход Бэннона из совета безопасности происходит одновременно с усилением позиций Джареда Кушнера — еще одного ключевого советника в администрации Трампа. Как пишет The Washington Post, в Белом доме сейчас работают представители двух враждующих лагерей: радикальные консерваторы, такие как Бэннон, и умеренные республиканцы — как зять Трампа Кушнер, супруга Кушнера Иванка Трамп и несколько бывших сотрудников банков с Уолл-стрит.

Консерваторы даже называют Кушнера и его сторонников «демократами», намекая на их близость к Демократической партии. И пока выходит, что «демократы» перевешивают: главная инициатива Бэннона, антииммиграционный указ, был дважды заблокирован судом и вызвал крайне негативную реакцию по всему миру, в то время как Кушнер, вооруженный советами Генри Киссинджера, последние недели усиленно налаживает отношения с Китаем и занимается визитом Си Цзиньпиня в США. Трамп примет китайского лидера в своей резиденции во Флориде, хотя китайская сторона настаивала на приеме в Белом доме.

Дружба с Китаем — это похоже на повестку Барака Обамы, от Трампа ожидали прямо противоположного поведения; против Китая не раз выступал и Стивен Бэннон, называя эту страну наряду с радикальным исламом одной из главных угроз иудео-христианскому миру. Дружба с Россией, натянутые отношения с Китаем — именно так воспринималась внешнеполитическая повестка Трампа еще в декабре 2016-го, однако сейчас Трамп принимает не Владимира Путина, а Си Цзиньпиня, а с российским лидером вряд ли встретится раньше саммита G-20 в июле.

По данным Politico, Кушнер в разговорах с коллегами по администрации Белого дома открыто говорил, что недоволен работой Бэннона и считает его неэффективным, более того, он якобы называл Бэннона одной из главных проблем Белого дома. Известно, что Кушнер выступал резко против того самого антииммиграционного указа, инициированного главным стратегом Трампа. Против Бэннона играет и провал закона о здравоохранении в Конгрессе, который должен был заменить принятую при Обаме систему.

По слухам, узнав об отстранении от работы в совете безопасности, Бэннон даже угрожал уйти из Белого дома совсем, но сторонники уговорили его остаться.

Обсуждения закрыты для данной страницы